Category: путешествия

сильный

Дуплет

Montfaucon

Работаю сейчас над пьесой, и вдруг в голове всплыла история, которую рассказал руководитель "расстрельной команды" Олег Алкаев, когда мы работали над материалом к спектаклю Trash Cuisine.

В 1998 году в одной из камер тюрьмы на улице Володарского сидело двое заключенных, приговоренных к смерти. «Продольный» – коридорный охранник – заглядывает в камеру каждые 7 минут, пройдя по коридору в один конец, и вернувшись к этой же камере на обратном пути. Заключенные решили покончить собой. Они по шагам и секундам рассчитали ритм охранника, и вдвоем совершили самоубийство.

Сначала втихаря сплели веревку; затем тот, который полегче, нырнул в петлю в тот момент, когда охранник отошел от камеры. Второй подождал некоторое время, снял умершего, положил на шконку, и спрятал веревку. «Продольный» заглянул в глазок, и пошел на очередной круг. Заключенный повесил веревку, и тоже нырнул в петлю. Когда охранник подошел к двери и увидел в глазок висящего заключенного, он уже ничем не мог ему помочь. Любопытно, что веревку плели не из простыни, как это любят показывать в кино, а из штанов тюремной робы – они крепче.

На картинке: монфукон -- строение, которое придумали во Франции, когда возникла необходимость в осуществлении массовых казней
promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…
сильный

Белорусский Свободный театр / итоги американского тура

Под занавес тура чикагская пресса порадовала всеми почестями, которые только может получить труппа, демонстрирующая свой спектакль. Chicago Tribune поставили рецензию на спектакль Минск '2011 на главную страницу культурного блока, снабдив высшей оценкой. А стафф организаторов гастролей, Шекспировского театра, с гордостью нас уведомили, что в редакции было принято решение опубликовать материал под рубрикой Cover story, оставив для других новостей лишь "подвал" полосы. К сожалению для организаторов, нынешний тур завершается на очень высоком градусе прогрева аудитории -- по мнению организаторов, после высших оценок New York Times, Los Angeles Times и Chicago Tribune, можно было в каждом из городов играть на протяжении месяца. Но нынешний тур был составлен в таком режиме, что продление гастролей невозможно из-за плотности графиков обеих сторон.

Конечно, мы избалованы и хорошими рецензиями, и престижными площадками, и хорошим отношением организаторов гастролей в разных штатах, но организаторы нынешних гастролей и в Нью-Йорке, и в Лос-Анджелесе, и в Чикаго смогли даже нас удивить своей душевностью, теплотой и профессионализмом. С чем остается поздравить актеров Свободного театра, которые в очередной раз смогли продемонстрировать высокий класс работы, и соответствовать тому отношению, которое проявили организаторы.

Послезавтра тур завершается, и мы ненадолго разлетимся по разным странам. Проведено огромное количество переговоров, результатом которых станут новые работы -- с театрами, фестивалями и университетами. Некоторые из них станут откровенным сюрпризом для театральной общественности, и не только белорусской. Не переключайте канал.

IMG_4097
Чикаго, штат Иллинойс. США. 1 февраля 2013   |   photo © kilgor_trautt
сильный

Носочный охладитель

В Куала-Лумпуре попали в отель, где в номерах нет мини-бара, и охладить белое вино невозможно. Поэтому приходится использовать старый проверенный способ охлаждения -- "носочный". Ознакомлю и вас -- вдруг пригодится.

Бутылка с вином закладывается в толстый спортивный носок, который легко можно заменить небольшим полотенцем, находящимся в номере. В моем номере такового не было, посему спасительный носок был извлечен из чемодана.

Photobucket

Затем бутылка обливается максимально возможной холодной водой из-под крана.

Photobucket

И финальная фаза -- бутылка подвешивается или укладывается под холодную струю кондиционера.

Photobucket

А еще в нашем отеле интернет появляется один раз в сутки на пару часов -- это, похоже, болезнь всей Юго-Восточной Азии. Но с этой проблемой, к сожалению, при помощи носка не справиться.
Отель Citis. Куала-Лумпур. Малайзия. 20 августа 2012   |   photo © kilgor_trautt   /   iPhone
сильный

Бангкок / Trash Cuisine / экспедиция

Photobucket
© Феликс Черемных

Позавчера, проснувшись утром, долго не мог понять, в какой стране нахожусь. Зашторенные окна и работающий кондиционер только усугубляли ситуацию. Через некоторое время осознал, что в Бангкоке, для чего в голове пришлось восстановить предыдущий день.

Надо сказать, он выдался непростым. Не спав больше суток, прямо с самолета мы вынуждены были ехать в Центральную тюрьму Бангкока для встречи с приговоренными к смерти. В противном случае, мы теряли четыре дня из-за длинных выходных -- в Таиланде Асаха-пуджа. Нам удалось пообщаться с двумя людьми, приговоренными к смерти, и с двумя - осужденными на пожизненное заключение. Об этом -- разговор особый, но одна из встреч оказалась выбивающейся из общего ряда.

Когда наши партнеры перечисляли имена людей, с которыми предстояли встречи, прозвучало непривычное для здешних широт имя -- Феликс Черемных. Только после нашей встречи и его рассказа я вспомнил, что слышал эту историю, о которой в 2002 году трубили все российские телеканалы. История о том, как четверо отчаянных россиян ограбили банк в Патайе, убив полицейского, и скрываясь на быстроходном катере, пытаясь уйти в нейтральные воды. "Наш" Феликс оказался одним из тех четырех авантюристов. Он был приговорен к пожизненному заключению, но благодаря тому, что дважды в год (в дни рождения короля и королевы) в Таиланде проходят амнистии, его срок опустился до 21 года, из которых он отсидел уже 10. Если его модель поведения не изменится, есть все шансы выйти на свободу спустя пару лет.

Любопытное стечение обстоятельств. Две недели назад я по скайпу общался с гражданином ЮАР Александром Креббсом, который был приговорен в Таиланде к смертной казни за транспортировку наркотиков, отсидел 18 лет, и в апреле этого года вышел на свободу. В разговоре с Феликсом я упомянул его имя, и оказалось, что Александр -- однокамерник Феликса и его учитель рисования. К слову, здесь же, в Бангкокском централе, сидел оружейный барон Виктор Бут.

Когда Феликс рассказывал свою историю, создавалось впечатление, что он пересказывает невероятный по напряжению американский боевик. Но эта была просто его история -- невероятная, как по событиям, так и по развязке. Пожалуй, продолжу следить за ее развитием, тем более, что он открыт для разговора любого уровня искренности.
сильный

Полетели

... в Таиланд.

Продолжаем экспедицию по сбору материала для спектакля Trash Cuisine. В программе встречи с приговоренными к смертной казни и избежавшими ее. Две недели работы в Таиланде, а потом неделя в Малайзии.
сильный

Корейский экстрим

Photobucket
Аэропорт "Инчхон". Сеул. Южная Корея. 21 февраля 2012   |   photo © kilgor_trautt  /  iPhone

Увидел у себя в архиве эту фотографию и вспомнил, что планировал, но забыл рассказать об очаровательной ночи, проведенной в сеульском аэропорту "Инчхон", во время возвращения из Австралии.

Перед отлетом из Брисбена, организаторы гастролей уведомили, что, поскольку нам придется провести около двадцати часов в Сеуле, на наше имя забронирован номер в пятизвездочном "Хайяте". Прилетев в "Инчхон", мы выяснили, что отель находится за пределами аэропорта, а поскольку визы у нас нет, придется ночевать в отеле, расположенном на территории аэропорта.

Разговор с пограничниками и таможенниками -- особая тема. Ощущение, что разговариваешь не с южными, а с северными корейцами, при этом они раздражены так, что чувство вины не проходит даже после расставания с ними. Смотрел в их стеклянные глаза, и пытался разместить этих людей в цепочке тех представителей Азии, с которыми доводилось общаться. Получилось где-то между Вьетнамом и Северной Кореей, ближе к последней.

Аэропорт "Инчхон" -- один из главных "перевалочников" региона, наряду с Бангкоком и Сингапуром. Аэропорт огромный и насыщенный жизнью. Отель назывался "Transit". Ну, а как, собственно, он еще мог называться. Поднимаясь по эскалатору, я пошутил: "Интересно, каким будет вид из окна?". Шутка оказалась пророческой -- в номере не оказалось ни одного окна. Клаустрофобия накрыла ночью, когда, часа в три, я открыл глаза. Собственно, открывай - не открывай, результат одинаков -- абсолютная тьма. Моментально захотелось выйти. Включил свет в коридоре, добравшись до него наощупь, оделся, и вышел "на улицу". Наверное, стоило ощутить приступ клаустрофобии, чтобы провести пару часов одному в одном из самых больших аэропортов мира. Огромные пустынные холлы, в некоторых гейтах одинокие уборщики пылесосят ковры, в отдельных зонах - абсолютная тишина. Правда, очень хотелось выйти на улицу, поскольку больше суток слизистую сушил кондиционированный воздух. Вернувшись в номер спустя полтора часа, заснул, оставив дверь в номер полуоткрытой.

На фотографии очки, которые приторочены к стойке для заполнения миграционных анкет. Впервые увидел подобное в аэропорту. Все очки для дальнозоркости. Близорукие ущемлены в правах.
сильный

Ричард III. Кевин Спейси

Я уже писал об одном из главных театральных событий нынешнего театрального сезона -- шекспировском "Ричарде III" с Кевином Спейси в главной роли. Сразу после завершения проката в Лондоне, он поехал в мировой тур. Во время акции в галерее Serpentine я спросил у Кевина, заскочившего в Лондон на несколько дней, о том, как тур проходит. Он рассказал о том, что всем доволен, и тур проходит "на ура", а потом произнес "уже 130 спектаклей сыграл".

Вот это меня всегда поражало в западных актерах первой величины -- работа с полной выкладкой, невзирая на условия и объемы. К этим 130 спектаклям следует добавить ежедневные занятия с педагогами -- по движению и сценической речи. Плюс перелеты из страны в страну. Да плюс должность руководителя театра на это время никто не отменял. В сумме -- умопомрачительный график, которого, казалось бы, человеку такого статуса можно было легко избежать.

А фрагменты его игры в "Ричарде III" можно увидеть в трейлере к спектаклю. Конечно, он не передает полного ощущения от спектакля, но общее представление -- вполне.

сильный

Вербовка. Максим Чернявский

Ошибка резидента

Максим Чернявский – студент второго курса факультета журналистики Белорусского государственного университета. Парень спокойный, адекватный, с хорошим чувством юмора. Как и многие молодые люди, плохо переносящий нынешнюю власть, а следовательно, по версии властей – неблагонадежный. Его «неблагонадежность» проявилась особенно ярко во время летних акций протеста «Революция через социальные сети», когда Максим стал администратором сообщества «Надоел нам этот Лукашенко» в социальной сети vkontakte.

13 июле этого года он был приглашен в КГБ, якобы на «профилактическую беседу», а на деле – на 5-часовой допрос, который вели четыре сотрудника госбезопасности. Его результатом стало согласие Максима сотрудничать с КГБ. На самом же деле, этот щуплый паренек оказался не по зубам гэбэшным душегубам, поставившим ломку судеб молодых людей на поток. На следующий же день Максим начал искать пути выхода из ситуации.



Первых две встречи прошли за банальной «промывкой мозгов», когда сотрудники КГБ объясняли, какие плохие оппозиционеры, и какие хорошие они – колхозные вертухаи, стоящие на страже покоя Беларуси. На третьей встрече «куратор» Дима, фамилия которого до сих пор неизвестна, наконец огласил задачу, которую необходимо решить Максиму – поехать в Польшу и втереться в доверие к координатору движения «Революция через социальные сети» Вячеславу Дианову. Чтобы впоследствие передавать в белорусский КГБ информацию о планах РЧСС.

Когда цели и задачи были озвучены, Максим решился на отчаянный поступок – сделать диктофонную запись беседы и снимки гэбэшного «куратора». К счастью, уровень подготовки нынешних белорусских спецслужб находится на том уровне, когда офицера КГБ от пьющего агронома захудалого хозяйства отличить практически невозможно. А потому «куратор» Дима, выросший в Молодечно, и увлеченный своим душещипательным вербовочным монологом, не разглядел в тихом второкурснике угрозу собственной карьере. Теперь, читая эти строки, наверное он начал понимать, что произошло на самом деле. А произошло закономерное – начинает разрушаться система, построенная на страхе. Заявления о пытках Алеся Михалевича, Андрея Санникова, Владимира Кобеца, Александра Отрощенкова словно эхом начали отзываться в признаниях молодых людей, прошедших через чудовищную вербовочную машину.

Руководство белорусских спецслужб забыло о том, что в советские времена каждый завербованный был «штучным» продуктом тщательной работы целой группы профессионалов – кропотливо отобранных и обученных. Потому и спецслужбы внушали животный страх, и уверенность граждан в том, что «длинные руки КГБ» дотянутся до них едва ли не в любой точке мира. Сегодня же достаточно послушать аудиозапись словоизвержения «куратора Димы», со всеми этими «я ж за тебя волнуюсь», «ты ж молодой, еще ничего не понимаешь», чтобы понять: их не бояться надо, а брать за загривок и тащить обратно, в Молодечно, разнорабочим на какой-нибудь льнокомбинат.

Теперь Максим в безопасности – он продолжит учебу за границей. При этом, полагаю, сможет заниматься администрированием антилукашенковских групп в социальных сетях, но уже буз угрозы сесть в тюрьму на несколько лет. Он говорит: «Мой случай показал, что их тактика вербовки больше не работает. В следующий раз, когда они захотят кого-нибудь заставить пойти с ними на сотрудничество, они очень хорошо подумают. Я собрал много полезной информации и вся она будет опубликована, чтобы те, кто остался в Беларусь, те, кто сражается изнутри -- были готовы ко встрече с КГБ»

Во всей этой истории есть еще два пикантных момента.

Первый. Когда возникла проблема с получением шенгенской визы, а группа, занимающаяся вывозом Максима, не могла афишировать своей поддержки, сотрудники КГБ заявили о том, что сделают Максиму визу по своим каналам. Была взята пауза, но, в итоге, видимо одумавшись, кураторы заявили, что делать визу сами не будут. Возникает логичный вопрос: Какие это «свои каналы» есть у белорусского КГБ для получения шенгенской визы?

И второй. Перед отъездом «куратор Дима» выдал Максиму компакт-диск с вирусом, который тот должен был активировать на компьютере Вячеслава Дианова и, по-возможности, других политических активистов. Сейчас специалисты занимаются изучением этого вируса, позволяющего открывать доступ ко всей информации на зараженном компьютере. Кто разрабатывал этот вирус, и на скольки компьютерах политических активистов он уже «прописался», сливая информацию напрямую в ОАЦ?

В ближайшие дни в Варшаве пройдет пресс-конференция, в которой примут участие Максим Чернявский, представители РЧСС и несколько молодых людей, которые прошли через схожие истории вербовки сотрудниками белорусского КГБ.

Аудиозапись разговора «куратора Димы» и Максима Чернявского


Verbovka by kilgor_trautt

Фото, сделанные в Минске во время встречи сотрудника КГБ и Максима

Photobucket

Photobucket

Photobucket

UPD. "Куратор Дима" -- Коломиец Дмитрий Вячеславович, выпускник Высшего инженерного зенитно-ракетного училища 1994 года.


сильный

Eurepica / Шведский тур / Хроники / Part XVI / Портрет / Светлана Сугако

eurepica-tour-chronicles

Eurepica / Шведский тур / Хроники / Part XVI / Портрет / Светлана Сугако

Света Сугако появилась в коллективе внезапно, на самой заре его создания, 5 лет назад. Совсем юная – ей не было тогда еще и 20 лет – она влетела на нашу орбиту на своей крошечной красной Daihatsu.

Sugako

Вокалистка панково-ориентированной группы «Тарпач», победившей в фестивале «Басовiшча», взяла на себя функции заведующего постановочной частью. Она гоняла по городу в поисках дармового реквизита, уговаривала знакомых или родных сделать что-то для театра, причем, в большинстве случаев, на общественных началах, при нужде брала в руки тряпку для мытья пола...
Collapse )