?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

сильный
kilgor_trautt

Stoppard-party '2013

Special for gingerra

Один раз в два года, в июле, Том Стоппард собирает друзей. Приурочена эта встреча к его дню рождения – 3 июля, и, как правило, проходит в первую субботу после этого дня. Исключением стал только 2011 год, когда все лето Том был в разъездах. Но и это не отменило традиционной встречи - она лишь была перенесена на начало сентября.

Проходит она, опять-таки традиционно, в одном из небольших парков в Челси, который на этот день закрывается для посетителей. Начиная с полудня, друзья и родные Стоппарда прибывают сюда, чтобы пообщаться с теми, с кем приходится видеться очень редко в будничной текучке. Все длится приблизительно до 9 часов вечера, после чего люди нехотя начинают расходиться по домам.

001
Read more...Collapse )

promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…

сильный
kilgor_trautt

The Old Woman / реж. Роберт Уилсон

AN24087479THE-OLD-WOMANfree

Признаюсь, ехал в Манчастер с опаской. Волею судеб я оказался свидетелем того, как тяжело и нервно Михаил работал над этим материалом, и очень не хотелось испытать разочарования. Опаска возникала как раз не в связи с актерами: и Михаил Барышников и Уильям Дафо -- монстры сцены, которым не нужно что-то доказывать публике. Да и Роберт Уилсон, признаем, режиссер первой мировой десятки. Но в последнее время мне казалось, что он выработал свой ресурс, оставив на сцене лишь оболочку своей некогда свежей и новаторской режиссуры.

Оценки критиков не сказали ни о чем -- разбежка от двух до пяти звезд. Боготворящие Уилсона -- пять; ниспровергающие (коих в Англии более чем достаточно) -- две. Но, к счастью, мои опасения оказались напрасными.

Уилсон как правило работает с выверенным драматургическим материалом -- будь то "Последняя лента Крэппа" Сэмюэла Беккета или "Пер Гюнт" Ибсена. В случае со "Старухой" у творческой группы случился реальный приступ device-show -- начинали репетировать рассказ Хармса, а в итоге основным лейтмотивом спектакля стала трагическая жизнь самого автора. Причем, рассказанная убедительно, внятно, свежо, и в русле его творческой абсурдистской концепции.

Зная технологию Уилсона, скажу однозначно -- абсолютное большинство хороших актеров с этим материалом бы не справились. Уилсон репетирует так, как должен репетировать режиссер, получивший архитектурное образование и являющийся блестящим художником -- 80% времени отдано сохзданию визуального ряда. Арифметика следующая. Из 12 часов репетиционного времени в сутки, полтора уходит на грим (с первого дня все репетиции в гриме); установка света -- около 6 часов; взаимодействие с предметным миром и поиск пластических решений -- около трех часов; остальное -- работа с актерами непосредственно над драматургическим материалом. То есть, на работу с актерами -- около полутора часов. Это значит, что всю основную работу актеры делают самостоятельно, и если у них нет навыка самостоятельной работы -- они материал не "возьмут".

Барышников и Дафо его "взяли". Причем, взяли блестяще -- мощно, но без надрыва; вдумчиво, но без занудства. Их пара оказалась настолько органичной, что временами кажется, что они полжизни провели, играя в одной труппе. Михаил, безусловно, более виртуозен в пластике; Уильям -- во владении голосом. Уилсон концептуально решает их характеры общим гримом, одинаковыми костюмами и "зеркальными" прическами. В итоге, создается абсолютная иллюзия безукоризненного владения телом и голосом обеими актерами.

Кажущийся абсолютно абстрактным сюжет в какой-то момент начинает выстраиваться, складываться, словно мозаика, в один причудливый узор. Абсурбистские тексты Хармса становятся все ближе к его личной жизни, к его характеру, и в какой-то момент смешное приближается к жуткому даже не на расстояние фразы -- на длину слова. И, когда в одной из финальных сцен, Барышников сидит на стуле в круге света, и читает одну из миниатют Хармса, ком стоит в горле.

"Прежде чем придти к тебе, я постучу в твоё окно. Ты увидишь меня в окне. Потом я войду в дверь, и ты увидишь меня в дверях. Потом я войду в твой дом, и ты узнаешь меня. И я войду в тебя, и никто, кроме тебя, не увидит и не узнает меня.
Ты увидишь меня в окне.
Ты увидишь меня в дверях."


Текст звучит на русском -- так решил Уилсон. В какой-то момент, когда канва спектакля была уже полностью скроена, он, на одной из репетиций попросил Барышникова "прочти на русском - хочу послушать как это звучит". Михаил начитал, и Роберт за одну репетицию сменил треть текста спектакля с английского на русский. Сменил так психологически точно, что аудитория не напрягается нисколько, чтобы понять, о чем идет речь. Местами он дублирует текст на английском, местами -- оставляет непереведенным.

Уилсон как всегда виртуозно работает со светом. Даже мне, человеку имеющему неплохое представление о технических возможностях театральных сцен, временами мозг буравил вопрос "как он это сделал?". Точно, тонко, виртуозно.

На мой взгляд, визуалистский дар Уилсона сыграл с ним злую шутку, особенно в первой половине спектакля. Он немного заигрывается со светом, перегружая сцены излишними переключениями, излишней цветовой суетой. И вторая проблема -- немного рыхлая драматургическая структура. Но, я надеюсь, спустя пять-шесть спектаклей лишнее уйдет -- во всяком случае, Барышников с Дафо активно над этим работают. Собственно, это уже почти традиция -- спектакли Уилсона становятся из "алмазов" "бриллиантами" ближе ко второму десятку показов.

Для меня "Старуха" стал первым спектаклем после лепажевского "Липсинка", от которого я получил настоящее удовольствие и как зритель, и как профессионал. Пожалуй, один спектакль в четыре года -- маловато, но зато они есть.

сильный
kilgor_trautt

Разрешение на постановку / авторские права / театр

copyright-symbol

Часто коллеги и друзья задают в личной переписке профессиональные вопросы. На одни из них я отвечаю приватно, другие выношу в отдельные публичные посты, поскольку они могут быть интересны многим из тех друзей, кто профессионально занимается театром или им просто увлечен.

Читательница просила рассказать о взаимоотношениях театра с правообладателями и системе соблюдения авторских прав в мире. В связи с занятостью, долго не мог написать, но сегодняшняя история с увольнением всех сотрудников белорусского Национального центра интеллектуальной собственности подтолкнула к ответу.

Первый вопрос, который задают себе творческие коллективы: необходимо ли получать разрешение на право постановки того или иного произведения? Второй: что произойдет, если постановку осуществить не получая прав?

Ответ на первый вопрос однозначен: получать права необходимо. Единственным исключением из этого правила может являться самодеятельный коллектив, который играет спектакли для узкого круга друзей, не продавая билеты на свои показы.

Ответ на второй вопрос не столь однозначен. Все зависит от того, насколько серьезно настроен тот владелец интеллектуальной собственности, чьи права вы нарушили. К примеру, агенты Ингмара Бергмана добились закрытия спектакля «Земляничная поляна», который шел на сцене Русского театра им. Горького, как и правообладатели пьес Бертольда Брехта запретили показ спектакля «Трехгрошовая опера». Но это в Беларуси, где к соблюдению авторских прав относятся спустя рукава. В Европе же, как и в Америке, несанкционированный показ спектакля может запросто обернуться выплатой штрафа в размере всей собранной на спектакле выручки, поэтому нарушать права интеллектуальной собственности никто не рискует.

Постсоветское пространство – это территория, изначально не принимающая во внимание права автора, потому многие западные драматурги стараются иметь дела с этой территорией как можно реже. К примеру, в Севером Омском драматическом театре уже шесть лет идет моя пьеса «Полуночная жертва», поспектаклевых выплат от которого я ни разу не получал. Театр благополучно отправляет их в Российское авторское агентство, а те благополучно держат деньги на своем счету, не удосуживаясь разыскать автора. Точно также я не получил авторских отчислений за пьесу «Я пришел», которую поставил Театр им. Станиславского. Неудивительно, что у меня нет желания больше работать с российскими театрами. Но я хотя бы знаю пороки этой системы, и могу напрячься и вернуть свои деньги, а что говорить о запаных авторах, для которых постсоветские страны – это terra incognita.

Именно этой непрозрачностью в отношениях и обуславливается, в абсолютном большинстве случаев, нежелание западных авторов и их агентов работать с постсоветскими странами. А потому и достучаться до них, чтобы получить право на постановку, как правило, очень тяжело.

Белорусский Свободный театр изначально закладывал в свои правила полное соблюдение авторских прав. Мы получали права на все, без исключения, пьесы, которые ставили. Хотя, формально, могли этого и не делать, поскольку театр не зарегистрирован, и не продает билеты на показы своих спектаклей. Но для нас вопрос получения официального права на прокат спектакля был принципиально важен по ряду причин. Во-первых, уважение к автору и его труду; во-вторых, прокат спектакля в других странах мира невозможен; в-третьих, в какой-то мере для нас это был вопрос, связанный с самоидентификацией театра.

Проблема возникла с первого же спектакля – «Психоз 4.48», права на постановку которого необходимо было получить у Саймона, брата Сары Кейн. Он является правообладателем ее пьес, и очень жесток в отборе театров, которым дает право на постановку пьес покойной сестры. Некоторые театральные специалисты нас отговаривали от этого шага, уверяя, что неизветстный подпольный театр из страны, о которой Саймон никогда не слышал, и, при этом, не имеющий средств, чтобы купить права, никогда не сможет получить разрешения на постановку. Но, в итоге, Саймон прислал документ, удостоверяющий наше право на постановку без гонорара и поспектаклевых выплат. Почему он это сделал? Потому что ему откровенно и в деталях рассказали кто мы такие, с какими проблемами сталкиваемся и почему решили взяться именно за этот материал.

Первое правило в переписке о получении прав – искренность.

Конечно, очень важна при получении прав репутация коллектива. Если вы хотя бы раз фигурировали даже в небольших скандалах о нарушении авторских прав – агенты и авторы постараются вас обходить стороной. Наша репутация помогла получить права на постановку всех пьес Пинтера, без выплат гонораров и поспектаклевых выплат. В тот момент, когда готовился спектакль «Быть Гарольдом Пинтером», ряд его пьес не был переведен на русский язык, и перевод мы осуществляли самостоятельно. Для того, чтобы сделать это, понадобилось купить сборник пьес Пинтера в магазине и сканировать страницы, поскольку агенты отказались выслать тексты его пьес, сообщив, чо пришлют текст лишь после того, как на счет будет перечислено 5 тысяч фунтов стерлингов. Таких денег у нас, конечно же, не было.

Репутация в первый раз сработала, когда Том Стоппард рассказал Гарольду о нашем театре, а в газете Guardian вышла его статья о поездке в Беларусь. Пинтер расчуствовался, и сказал, что предоставляет нам все права на постановку его пьес без выплаты гонорара. После этого он еще не раз читал в газетах о Свободном театре, а вскоре мы познакомились вживую и наши отношения окрепли.

Вторая аксиома, которая облегчает получение прав на постановку – у вас должна быть безукоризненная репутация.

Как правило, первая ступень при получении авторских прав – агенты. Их задача – получить с вас деньги, от которых 10% останется в кассе агентства. Поэтому, агенты видят в вас не талантливого творца, которым вы без сомнения являетесь, а человека, который хочет заработать денег на авторе, с которым у агентства контракт. Вы можете ожидать чего угодно: от письма «мы не заинтересованы в вашем регионе», до «перечислите на наш счет 5-7-10 тысяч фунтов». Ваши аргументы о новой трактовке произведения, или о том, что ваши актеры недоедают и живут с отключенным обогревом комнат при 30-и градусах мороза на улице, агентов не заинтересуют.

Но это не значит, что все потеряно – есть еще автор, члены его семьи и его друзья. Можно действовать через них, пытаясь заинтересовать вашего автора в своей постановке. И если вы до него доберетесь – здесь уже уместны разговоры и про творческую концепцию, и про голод, и про холод. При идеальном раскладе, автор может растаять, и подписать вам разрешение на постановку с выплатой лишь 10% авторских отчислений с каждого спектакля.

Правило третье – будьте настойчивы в борьбе за свой спектакль.

Когда вы беретесь за ту или иную постановку, соизмеряйте свои возможности с вашими желаниями. Если для получения прав на постановку требуются очень большие выплаты, или затраты времени слишком большие, а, при этом, у вас нет уверенности, что вы покроете прокатом или спонсорскими взносами затраты, или потеряете много времени впустую, – лучше сразу откажитесь от этой затеи. Для того, чтобы бороться за труднодоступный материал, нужна уверенность в том, что оно того стоит, и ваша творческая идея найдет достойную, оригинальную реализацию.

Снова о собственном опыте. У меня сейчас есть идея постановки литературного произведения, правообладатели которого не дают разрешения никому, а автор много лет назад умер. Для получения прав в этом случае требуется создать целый сценарий действий, и на каждом этапе затея может провалиться. Поэтому, абота продюсера в этом случае, напоминает работу сапера. Вы должны предстать перед правообладателями в таком свете, что именно вам они решат отдать право постановки.

Правило четвертое – будьте уверены в проекте и помните, что нельзя второй раз создать хорошее первое впечатление.

Каждый автор хочет признания. И не всегда речь идет лишь о зрителях. Автору важно признание его таланта, его исключительности. Если вы получили права на постановку, держите автора в курсе происходящего; задавайте вопросы о материале, если они у вас возникают; интересуйтесь его жизнью, здоровьем и планами. Каждый автор, за очень редким исключением, с радостью говорит о своих творениях, и рад, когда кто-то интересуется его жизнью. В этом случае, вы не только получите автора-друга, но и информация о вас и вашем театре будет очень быстро распространяться в профессиональной среде.

Из этого вытекает правило пятое, и последнее – будьте открыты по отношению к автору, полученное право постановки – это еще не все.

Вы можете задавать вопросы, и если я смогу на них ответить – отвечу.

сильный
kilgor_trautt

"Merry Christmas, Ms Meadows..." / Белорусский Свободный театр / премьера

001

«Счастливого Рождества, мисс Мидоус...». Премьера Свободного театра

15 апреля в английском Дартингтоне месячная резиденция Белорусского Свободного театра и театральной лаборатории Fortinbras завершилась премьерой спектакля «Счастливого Рождества, мисс Мидоус...».

Идея спектакля возникла у Натальи Коляды три года назад, и была очерчена рабочим названием «Третий пол». К разработке темы, в течение экспедиции в Африку и Юго-Восточную Азию, где группа посетила Гану, Таиланд и Малайзию, подключились Николай Халезин и Владимир Щербань, который в итоге принял решение заняться постановкой спектакля. В течение экспедиции группа изучала проблему «третьего пола» – людей, вынужденных прибегать к операциям и процедурам по перемене пола. В финальную версию спектакля вошли истории людей, живущих на четырех континентах.
Read more...Collapse )

сильный
kilgor_trautt

Культурный дефолт / пресса

Николай Халезин

Культурный дефолт


Посетив Купаловский театр, Александр Лукашенко оценил опытным взглядом объемы вложенных в реконстукцию средств, и предложил национальному драматическому театру перейти на самоокупаемость. Пожалуй, можно было бы не обратить внимания на подобный пассаж, но в официальной информации фигурирует строчка «поручил подготовить соответствующее предложение по данному вопросу». Именно эта формулировка из информационной сводки подписывает смертный приговор труппе главного театра страны.

Когда Лукашенко завел разговор с чиновниками о самоокупаемости театра, на их возражения он ответил вопросом: «То есть, они не готовы, как на Западе, зарабатывать деньги на свое существование?». Очередной лукавый прием белорусского верховного главнокомандующего, который принимает за дураков всех вокруг: от рядовых граждан до собственной чиновной челяди.

Могу допустить, что он и вправду считает, что национальные театры «на Западе» живут за счет собственных средств, но полагаю, что это всего лишь очередная неловкая манипуляция общественным мнением.

Театры в цивилизованных странах не в состоянии выживать за счет собственных средств. Да и как можно представить, чтобы продажа билетов покрыла расходы коллективов, состоящих из десятков, а то и сотен специалистов. Коммунальные платежи – свет, электричество, вода; услуги связи; транспорт; текущий ремонт; материалы для декораций; обновление технического парка; заработная плата труппы, менеджеров и технического персонала; оплата приглашенных специалистов; финансирование образовательных проектов... Я могу перечислять еще долго расходы больших театральных компаний, покрыть которые невозможно даже в том случае, если взвинтить цены на билеты до заоблачных высот.

Крупные театральные коллективы, существование которых важно ля страны, как правило формируют бюджет из трех равнозначных частей: собственных заработанных средств; финансовой помощи фондов, трастов и частных спонсоров; и денег, выделяемых на их поддержку государством.

Государственную поддержку получают не только национальные театры, но и все более-менее значимые театральные коллективы. К примеру, в Швеции подобную помощь получают все без исключения театры, и государственные отличаются от частных только тем, что, помимо выделяемых дотаций, имеют еще и государственный заказ – отдельные проекты, финансируемые только за счет государственного бюджета.

Что же из этих «трех третей» может иметь Купаловский театр после того, как «предложения будут подготовлены», и коллектив перейдет на самоокупаемость?

Первая«помощь государства». Лукашенко предлагает оставить 15% государственного финансирования, вместо 33%, которые театры имеют «на Западе». Это значит, что на две остальных доли останется по 42,5% бюджета.

Вторая«собственные средства». На чем еще, кроме продажи билетов, может зарабатывать Купаловский? Ни на чем – подобной инфраструктуры не создано и никогда не создавалось. «На Западе» театральный коллектив может предложить многое: от продажи собственной атрибутики, продажи собственной литературы и видеозаписей спектаклей до проведения образовательных проектов для специалистов крупных коммерческих компаний, с привлечением известных педагогов и актеров. Не стоит даже разворачивать мысль о том, что для белорусских театров это задачи из разряда фантастических.

Если же говорить о продаже билетов, то несложно посчитать, сколько денег может заработать театральный коллектив, продающий билеты по три доллара. Не уверен, что этих средств хватает на покрытие даже 20% бюджета Купаловского театра.

Можно предположить, что театр вынужден будет поднять цены на билеты в несколько раз. Но тогда возникнет следующий вопрос – а в состоянии ли платить белорусы реальную коммерческую цену за билет в театр? Или, все-таки, причинно-следственная связь здесь обратная: ходят на спектакли, поскольку цены дешевые, и поход в театр стал одним из немногих доступных развлечений?

Третья«поддержка независимыми финансовыми донорами». В цивилизованных странах это основная институциональная сила, поддерживающая театральное движение. Каждый творческий коллектив имеет свой пул доноров из числа крупных фондов, трастов и частных спонсоров. Поиск этих структур и сотрудничество с ними – это огромный объем работы, долгой, кропотливой, и медленно продвигающейся вперед. Во взаимоотношениях с этими структурами гарантами выступают известные личности, входящие в совет директоров театров. Именно они, вместе с аудиторскими компаниями, обеспечивают прозрачность бухгалтерии и гарантии точного расходования финансовых средств, выделяемых донорами.

Каждый серьезный театр «на Западе» имеет свой фандрайзинговый отдел – структуру, которая занимается поиском доноров, переговорами и привлечением средств. К примеру, в штате Британского Королевского колледжа этот отдел насчитывает около 80 специалистов высокого уровня подготовки. Они и закрывают бреши в бюджете структуры. Не могу припомнить, чтобы за последние два с половиной десятка лет я встретил хоть одного подготовленного специалиста по фандрайзингу в белорусской театральной среде. Да и к кому в Беларуси могли бы обращаться подобные специалисты в Беларуси, свались они с неба? К ручным олигархам, которым запрещено финансировать любые структуры, находящиеся вне утвержденных администрацией президента списков?

Конечно, Лукашенко мог бы пойти по тому пути, каким спасал от гибели субъектов сельского хозяйства. В 2004-05 гг. Комитет госбезопасности и совбез отобрали 60 успешных коммерческих компаний, которым были розданы 60 убыточных сельскохозяйственных предприятий для постоянного финансирования. С тех пор они ежегодно в эти предприятия закачивают от 1 до 5 миллионов долларов. Так же можно было бы кому-то всучить и Национальный театр, но, боюсь, и этот ресурс за последние годы поистощился.

Что может ждать Купаловский театр, если власти от своей затеи не откажутся?

Естественно, первым шагом к наведению «нового порядка» станет сокращение штатов. Здесь у купаловцев и вправду условия близкие к райским. Могу сказать, что даже в такой не самой бедной стране, как Великобритания, не существует ни одного театра, который бы содержал собственную труппу. Даже Национальный театр не может позволить себе иметь в штате ни одного актера, – все актеры набираются через систему кастинга под каждый конкретный проект. И это совершенно правильно, поскольку театр, тратящий бюджетные средства, не может позволить себе содержать актеров, находящихся в простое.

Следующим шагом руководство театра вынуждено будет сократить количество постановок в год, поскольку именно новые постановки финансируются за счет привлеченных средств и частных пожертвований – выручки от продажи билетов на это безусловно не хватит.

Далее – отток профессиональных кадров. Он неминуем, поскольку, помимо очевидных рисков финансовых потерь, теряется и такой важный мотивационный элемент, как перспектива. Причем, перспектива всего: финансового, технического, социального и профессионального роста.

Сегодня даже тяжело представить, что нынешнее руководство театра решит взять на себя тот груз ответственности, который водружает на их плечи власть. Ни нынешний директор, ни худрук в принципе не занимались созданием сложных многопрофильных культурных структур, способных выстроить эффективную систему капитализации своего имени. Тому же Николаю Пинигину будет куда проще ставить спектакли в России не имея рисков оказаться в тюрьме, как директора модельных агентств, модельер Саша Варламов или теледеятель Бахтияр Бахтияров, оказавшиеся «не в том месте не в то время».

Общеизвестно, что если нынешняя власть что-то решает, она делает. Не могу предположить, на сколько процентов снизится финансирование главного театра страны, но то, что ситуация уже не останется прежней – факт. И, помимо судьбы отдельно взятого театрального коллектива, следует обратить внимание на не менее важную проблему.

В каждой стране есть свои знаковые элементы: люди, структуры, объекты. Это те элементы, которые делают страну страной, а ее жителей – народом. Национальный академический драматический театр имени Янки Купалы – один из таких «странообразующих» и «народообразующих» элементов, которые не могут подвергаться атакам со стороны власти. Мы можем не соглашаться с концепцией развития этого театра на данном этапе; можем быть недовольны теми решениями, которые принимает его руководство, но покушаться на его существование и низводить до уровня самодеятельного драмкружка – недопустимо.

Уничтожение национальной культуры – одна из черт нынешней власти. И если раньше мы констатировали «упадок» или «попытки разрушения» основ белорусской культуры, то сегодня, похоже, наступил период культурного дефолта, когда власть готова отказаться от поддержки даже фундаментальных субъектов культуры.

сильный
kilgor_trautt

Return to Forever

Не ожидал такого ажиотажа вокруг своей пьесы Return to Forever в Берлине. Еще до фестиваля два месяца, а уже три контракта на подписании. Первый -- на читку в рамках фестиваля; второй -- с Deutschlandradio Kultur на постановку радиоспектакля; сегодня поступило предложение о третьем -- с главным театральным журналом Teater Heute, на издание текста.

Даже не предполагал, что она так попадет в немецкий контекст. Но случается.

сильный
kilgor_trautt

Нан Голдин/Nan Goldin

Оригинал взят у ex_ulysses8 в Нан Голдин/Nan Goldin

Голдин (1953, США) не было еще двенадцати, когда покончила собой ее старшая 18-летняя сестра, и такую же участь врачи предрекали самой Нан, однако та, сбежав уже в 14 из дома, разорвала «семейное проклятие» и окунулась в богемный мир, основными составляющими коего были секс, наркотики и алкоголь. Предпочитая работать в «сырой» манере, делая непостановочные кадры, Голдин принялась снимать свое окружение: наркоманов, трансвеститов, гомосексуалистов, многие из которых умерли от СПИДа. «Моим желанием было сохранить каждое мгновение своей жизни, сохранить ощущение каждого человека, которого я любила, — писала она позднее. — Я хочу показывать свой мир настолько правдиво, насколько возможно, не идеализируя и не приукрашивая его».

В 1986 году вышла дебютная книга Нан Голдин «Баллада о сексуальной зависимости», имевшая потрясающий успех и поставившая автора в один ряд с лучшими фотографами XX века. Это был первый в истории фотографии визуальный дневник — летопись сексуальной и повседневной жизни Нан и ее друга Брайна. «Когда снимала „Балладу“, я ни о ком не думала, кроме себя и моих друзей, и лишь потом стало ясно, что эта серия имеет большой резонанс, так как таких историй много, просто о них не принято говорить», — рассказывает Голдин.

Ниже избранно отсканированные фотографии из книги издательства Phaidon, в которую вошли лучшие снимки Голдин с комментариями Гвидо Косты.

Пикник на Эспланаде, Бостон, США, 1973. Эта фотография входит в число первых снимков Голдин, сделанных в цвете и демонстрирующих многие из тех черт, которые впоследствии стали частью ее эстетики. Пасхальный пикник на берегу реки в Бостоне показывает «семью» Голдин в наиболее счастливый момент ее жизни. Тусуясь с группой трансвеститов уже некоторое время, к этому моменту Нан накопила немалый объем снимков своих героев. Со временем многие из них уйдут из жизни из-за СПИДа и наркотиков.


+28 снимков с комментариямиCollapse )

сильный
kilgor_trautt

80

Папа

Сегодня моему папе исполнилось бы 80 лет.

Несколько дней назад я работал с британской актрисой, и мы много говорили о наших семьях. В какой-то момент я начал рассказывать ей о том, как много сделал папа для моего воспитания, и осекся. На самом деле, я не помню ни одного момента в жизни, когда бы он объяснял мне, как надо себя вести; "что такое хорошо, и что такое плохо". Он просто поступал так, как считал правильным, и показывал пример нам, своим сыновьям.

Сегодня мне его очень не хватает. Не хватает его шуток, его рассказов, его пельменей. Просто его присутствия рядом...

сильный
kilgor_trautt

Закон очереди

Photobucket

сильный
kilgor_trautt

Белорусский Свободный театр / Die Welt / пресса

Танец Лира среди белорусского yжасa (Die Welt)


Белорусский Свободный театр из Минскa попытaлся сделать невозможное: сoздать актуальный театр в условияx последней диктатуры в Европе. Создателей театра режим вынудил отправиться в изгнаниe.

В конце концов, после набора казненных и их палачей, мы видим двух неподвижных актеров, повисших на белой стене. Это конец ужасной гонки сквозь смертные приговоры и их исполнение, рассказoв о несправедливости, цинизмe и кошмарax – из Малайзии, Ирландии, Белaруси, на чем сфокусирован акцент спектакля Trash Cuisine.

Белорусский Свободный театр подготовил свою премьеру к фестивалю «Представляя Европy» (Imagining Europe). Название театрального коллектива означает, что эта театральная группа не согласнa с тем, что происходит в стране, зажатой между Польшей и Россией: подавление свободы слова, репрессии против политических оппонентов, политически мотивированных арестов. Беларусь, yправляемая с 1994 года печально известным президентoм Александрoм Лукашенко, на практике, единственная европейская страна, которая ухудшает до предела положение дел в связи с применением смертной казни.

Coвсем недавно, 15 марта этого года, Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев были казнены выстрелом в затылок. Их тела были захоронены в неизвестном месте, без права информирования членов их семей о месте захоронения. Двoe 26-летних парней были приговорены к смерти в ноябре 2011 года. По мнению суда, они поместили бомбу 11 апреля 2011 года в Минске на станции метро «Октябрьская», в результате чего погибло 15 человек.

Мать казненнoго – на сцене

Правозащитные организации со всего мира критиковали судебный процесc, в котором обвинялись двое молодых людей, обозначая его как «несправедливый» и «сомнительный». Безрезультатно. 16 марта Любовь Ковалева получила уведомление от властей, что ее сын был казнен. Теперь стройная женщина стоит на сцене амстердамского Stadsshouwburg. Тусклый свет. Тишина. Зрители осталась стоять после оваций. Любовь Ковалева подходит к микрофону, голос ее дрожит. Она говорит: «Я призываю власти отдать мне тело моего сына».

Повеяло реальностью, которая как жуткaя мантрa уже витала на протяжении всего спектакля, теперь полностью заполнившей пространство и окутав присутствующих. Словно поезд, онa движется навстречу вам. Boom! Грохот столкновения. Для голландских зрителей, которые живут в сравнительно нежныx ycловиях своей страны, так избыток жестокой реальности – это шок. Одни зрители задыхаются от волнения, другие –плачут.

Граница между реальностью и театрoм отмененa, мы находимся прямо посередине: и это – белорусский ужас.

«Артикулировать это нужно радикально»

«Для нас диктатура – это часть повседневной жизни», – говорит Николай Халезин. «Вы встаете утром и думаeте о вашиx друзьяx, которые сидят в тюрьме. С этими же мыслями вы ложитесь спать ночью. Для того, чтобы люди осознали нашу историю, вы должны артикулировать это радикально». Халезин – коренастый, c длинными волосaми, бывший журналист. Бывший – потому что издания, в которых он работал, были запрещены, после чего он начал писать пьесы.

Вместе с женой Натальей Колядoй он основал Белорусский Свободний театр в 2005 году – яркое пятно в консервативной театральной среде, которая финансируется государством, и поэтому должнa воздерживаться от критических экспериментов. Такoe cтрастноe стремление к свободе имеет свою цену. Почти все участники труппы были арестованы репрессированы. Для этой цели за ними постоянно следят спецслужбы. Театр, который бросает вызов правительствy Лукашенко, может работать в Беларуси только подпольно.

Ансамбль, состоящий из актеров, которые зачастую играют сами себя, дает представления в частном доме, который доступeн для их поклонников. Это в полной мере осознаешь после того, как побываешь на окраине города в одном из ветхих домов, который вы никогда не забудете. Холодные белые стены, импровизированнaя гостинная, где сиденья сделаны из автомобильных шин и досок. Билеты не продаются, но вы можете пожертвовать какие-то деньги после спектакля.

Исполнители и зрители арестованы

В этом театре на сцене не существует даже кулис, поскольку аудитория, по ощущениям, всегда является частью спектакля. Подчас это участие становится фатальными. Как, например, в 2007 году, когда сотрудники спецслужб ворвались в зал во время исполнения cпектакля, и все исполнители и зрители были арестованы, включая режиссера постановки Владимира Щербаня.

Спектакли Свободного театра наполнены невероятной интенсивностью, которaя, по-сути, диктуется экзистенциальными условиями caмой сущности этого театра и его непримиримостью перед лицом аудитории. В этом театре aктер активно взаимодействует с музыкой, видео-проeкцией, предлагая мощное физическое представление, используя язык тела. Часто факты, рассказы или фрагменты белорусской действительности вклчаются в канву повествования.

Реальность, в которой такие аспекты, как самоубийство, гомосексуализм, психические заболевания или пытки являются невероятно чувствительными. «Если мы рассматриваем эти вопросы должным образом, они разжигают общественную дискуссию», – говорит Халезин во время прохода по ярко освещенным коридорам Stadsshouwburg в поисках cцены. «Вот почему наше правительство делает все, чтобы мы не могли oбращаться к максимально большому количеству людей».

Поддержка Джудa Лоу и Кевинa Спейси

В «Быть Гарольдом Пинтером» постановка переплетена как с Нобелевской речью британского драматургa, так и с письмами из тюрем белорусских политзаключенных. Спектакль «Минск, 2011: Ответ для Кэти Акер» – это калейдоскоп образов и текстов, исследующий белорусскую сексуальную идентичность. На Эдинбургском театральном фестивале Fringe он был удостоен главного приза.

Театр получал серьезную международную поддержку с самого начала своей деятельности – от Вацлавa Гавелa и Томa Стоппардa, и сейчас – к примеру, от Джудa Лоу и Кевинa Спейси. «Нам очень повезло», – говорит Наталья Коляда, стройная женщина с пронзительными глазами, в кафетерии Amsterdam Theatre. «Тот факт, что нас поддерживают такие личности, означает, что мы находимся под определенной защитoй, и, конечно, что у нас есть шанс получить какое-то финансирование нашей деятельности, чтобы продолжать работу. Даже при том, что это является постоянной проблемoй».

Между тем, театр уже успел выступить в половинe cтран мира, но британская театральная среда приняла этот коллектив поистине с распростертыми объятиями. Пocтановка этого года «Короля Лира» на сцене легендарного Шекспировского театра «Глобус» была поистине впечатляющей.

«Нет нефти и газа, есть только люди»

Между тем, театр стал космополитом. В Trash Cuisine, помимо белорусских, yчаствуют британские и австралийские актеры. Халезин и Коляда живут в Лондоне. Не по своей воле. «19 декабря 2010 сильно изменилo нашу жизнь», – говорит Халезин.

В заключительный день президентских выборов режим жестоко разогнал демонстрацию в Минске. Около 700 человек были арестованы. Была арестована и Коляда. «К счастью, я пробылa в заключении только 20 часов», – говорит она.

После выборов Свободный театр должен был вылететь в Нью-Йорк на гастроли. «Мы знали, что нас арестуют. Нам пришлось организовывать выезд из страны малыми группами». Халезин и его жена смогли бежать через Москву – оттуда они вылетели в Нью-Йорк. Затем отправились в Англию, где стали политическими беженцами. Теперь оттуда же они организуют политические кампании протеста. «Слишком мало людей знают о тех ужасах, которые происходят в Беларуси», – говорит Коляда. «У нас нет нефти и газа, есть только люди. Это слишком неинтересно для мира».

Актеры Свободного театра продолжают работать в Минске и поддерживать жизнеспособность своего театра. «Мы постоянно связаны с Минскoм через Skype», – говорит Халезин. «Таким образом мы даже контактируем с аудиторией». Ждут ли они того момента, когда смогут вернуться к себе на родинy? «Если ты начинаешь думать об этом, – падаешь в яму, из которой невозможно выбраться», – говорит Халезин. «Мы сконцентрированы на одном: не ждать, а делать что-то, чтобы в будущем появилась новая реальность».

Инго Петц, Die Welt, 21.10.2012

сильный
kilgor_trautt

"Белая Русь". Лучшие люди страны

Ну ладно лукашенковские мужики - сплошь красномордые боровы, но что творят лукашенковские жэншчыны со своей внешностью...


сильный
kilgor_trautt

Бангкок / Trash Cuisine / экспедиция

Photobucket
© Феликс Черемных

Позавчера, проснувшись утром, долго не мог понять, в какой стране нахожусь. Зашторенные окна и работающий кондиционер только усугубляли ситуацию. Через некоторое время осознал, что в Бангкоке, для чего в голове пришлось восстановить предыдущий день.

Надо сказать, он выдался непростым. Не спав больше суток, прямо с самолета мы вынуждены были ехать в Центральную тюрьму Бангкока для встречи с приговоренными к смерти. В противном случае, мы теряли четыре дня из-за длинных выходных -- в Таиланде Асаха-пуджа. Нам удалось пообщаться с двумя людьми, приговоренными к смерти, и с двумя - осужденными на пожизненное заключение. Об этом -- разговор особый, но одна из встреч оказалась выбивающейся из общего ряда.

Когда наши партнеры перечисляли имена людей, с которыми предстояли встречи, прозвучало непривычное для здешних широт имя -- Феликс Черемных. Только после нашей встречи и его рассказа я вспомнил, что слышал эту историю, о которой в 2002 году трубили все российские телеканалы. История о том, как четверо отчаянных россиян ограбили банк в Патайе, убив полицейского, и скрываясь на быстроходном катере, пытаясь уйти в нейтральные воды. "Наш" Феликс оказался одним из тех четырех авантюристов. Он был приговорен к пожизненному заключению, но благодаря тому, что дважды в год (в дни рождения короля и королевы) в Таиланде проходят амнистии, его срок опустился до 21 года, из которых он отсидел уже 10. Если его модель поведения не изменится, есть все шансы выйти на свободу спустя пару лет.

Любопытное стечение обстоятельств. Две недели назад я по скайпу общался с гражданином ЮАР Александром Креббсом, который был приговорен в Таиланде к смертной казни за транспортировку наркотиков, отсидел 18 лет, и в апреле этого года вышел на свободу. В разговоре с Феликсом я упомянул его имя, и оказалось, что Александр -- однокамерник Феликса и его учитель рисования. К слову, здесь же, в Бангкокском централе, сидел оружейный барон Виктор Бут.

Когда Феликс рассказывал свою историю, создавалось впечатление, что он пересказывает невероятный по напряжению американский боевик. Но эта была просто его история -- невероятная, как по событиям, так и по развязке. Пожалуй, продолжу следить за ее развитием, тем более, что он открыт для разговора любого уровня искренности.

сильный
kilgor_trautt

Курение. Австралийские заметки

Photobucket

Сегодня встретить курящего человека в Австралии достаточно сложно. Страна стремительно отказывается от курения, и если сегодня табачные компании здесь еще получают какую-то относительную прибыль, скоро их присутствие на континенте придется покрывать за счет других регионов мира, продолжающих активно потреблять "бессмысленные дымящиеся палочки". На мой взгляд, австралийцы борются с курением эффективнее всех остальных стран в мире. Компонентов этой борьбы несколько.

Первый -- культ здоровья. Австралия -- чрезвычайно успешная страна, в которой хочется жить. И жить долго. Количество людей, занимающихся спортом, превосходит даже самые смелые наши представления о "спортивных нациях". Бегущий человек -- это, на мой взгляд, не менее знаковый символ Австралии, чем скачущий кенгуру. Спорт и здоровый образ жизни популяризируется здесь на каждом шагу -- по телевидению, в прессе, в рекламных образах, через систему образования. Причем, делается это не надрывно-навязчиво, а так, словно это и есть норма человеческой жизни. Во многом этому способствует чрезвычайно долгий летний сезон, когда люди ходят по улицам, используя минимум одежды -- выглядеть при это толстым, и выделяться из общей массы оень не хочется.

Второй -- запрет на рекламу табачных изделий. Реклама сигарет запрещена везде. Причем, не только в средствах массовой информации или в уличной рекламе, но даже на территории магазинов, где сигареты продаются. Невозможно даже увидеть сигареты на прилавке -- вы только можете попросить сигареты у продавца, который извлечет их специально для вас из-под прилавка.

Третий -- просветительский. Опасность курения здесь является не мантрическим, вроде "минздрав предупреждает...", а подробно разъясняется, начиная с самого раннего возраста в учебных заведениях самого разного уровня. Даже сигаретные пачки здесь снабжены антитабачной информацией на две трети -- треть фронтальной стороны, и обратная сторона полностью. Здесь подробно расписаны последствия курения -- инфаркты, инсульты, импотенция, онкологические заболевания.

Четвертый -- запрет на курение в общественных местах. Курить в Австралии, по-моему, можно только на улице, и только в тех местах, где рядом даже гипотетически не может быть людей. Под запретом все помещения, остановки, открытые террасы общепитовских точек, сооружения.

Пятый -- ценовой. Очень сложно найти в Австралии сигареты по цене 10 долларов за пачку. Основные цены -- от 16 до 21 доллара за пачку. При этом, австралийский доллар сегодня немного дороже американского. То есть, человеку, выкуривающему пачку в день, придется выложить в месяц около 500 долларов. То есть, за год человек "выкуривает" средней руки двух-трех-годичный автомобиль. Экономически крайне невыгодное предприятие.

И, напоследок, история. Наша приятельница стояла в магазине у прилавка, когда стоящий перед ней мужчина попросил продавца подать ему пачку сигарет. Продавец извлек из-под прилавка несколько пачек, на нескольких из которых была фотография, иллюстрирующая импотенцию, на других -- рак легких. Продавец автоматически придвинул покупателю пачку с "импотенцией", произнеся традиционное "пожалуйста". Тот отодвинул пачку, ответив: "Спасибо, можно мне с раком легких".

Photobucket
Сидней. Австралия. 12 февраля 2012   |   photo © kilgor_trautt

сильный
kilgor_trautt

Белорусские наемники в Ливии

В Ливии задержали белорусских наемников (www.charter97.org)

Около трех десятков белорусских военных задержано в разных частях Ливии во время боевых действий.

Об этом charter97.org сообщил Николай Халезин со ссылкой на источник в Переходном национальном совете Ливии.

По данным Халезина, под стражей находится около 20 человек, около 10 были убиты во время захвата. С оставшимися в живых белорусами работают следователи, которые пытаются выяснить, каким образом белорусские военные попали в Ливию и чем они занимались в охваченной восстанием стране. По информации источника, большинство задержанных оказались снайперами.

Мы попросили Николая Халезина прокомментироать эту информацию:

- Николай, откуда у вас информация о белорусах в Ливии?

- Ее нам предоставили представители Ливии, близкие к нынешнему руководству страны.

- Вы можете назвать точное число захваченных белорусских наемников?

- Назвать сегодня точные цифры не предоставляется возможным, поскольку идут допросы, устанавливаются личности наемников, их национальная принадлежность. Была озвучена цифра - около трех десятков человек, из которых более десятка были убиты в ходе боевых действий, и несколько расстреляно после захвата.

- Есть ли информация, кто эти люди, чем они занимались в Ливии?

- Подавляющее большинство -- снайперы. Уточненных данных пока нет.

- Удалось ли узнать, как белорусы попали в зону боевых действий? Кто их доставил в Ливию, кто формировал группу, осуществлял руководство?

- Пока можно сказать только о том, что это был не стихийный набор наемников, а тщательно организованный процесс с переброской белорусов в Ливию. Возможно, для этого использовались третьи страны. Повторю -- допросы идут, и, надеюсь, в скором времени появится более подробная информация.

- Что теперь может ждать этих людей?

- Это люди, находящиеся вне закона. Причем, вне ливийских законов, и вне белорусских, поскольку наемничество в Беларуси уголовно наказуемо. Мы будем активно общаться с нашими ливийскими партнерами, чтобы попытаться досконально разобраться в ситуации.

сильный
kilgor_trautt

Мгновения чувств

Наш друг, адвокат Мэтью Джури, как-то попросил нас помочь своей сестре. У Мэтью было две сестры, но одна умерла от онкологического заболевания, когда была совсем маленькой, и в память о ней старшая ведет кампанию по сбору средств для детей, больных раком. Она просит известных людей нарисовать что-то на картонном прямоугольнике и оставить автограф. Затем эти картинки продаются на благотворительном аукционе, а вырученные средства идут в фонд помощи детям, больным онкологическими заболеваниями.

Photobucket

На Stoppard-party, которое прошло в Лондоне 3 сентября, мы решили совместить приятное с полезным и попросили своих знакомых, и не только знакомых, актеров и драматургов нарисовать моментальные рисунки для благотворительного аукциона. Мне показалось, что подобное моментальное творчество, когда у человека есть всего несколько минут на рисунок, может многое сказать о характере творческой личности.

Любопытно, что Миранда Ричардсон, к примеру, нарисовала Алана Рикмена; Дайана Куик -- свою любимую дочь Мэй; Том Стоппард -- традиционного носатого пса; знаменитый "Дамблдор" Майкл Гэмбон, как и Руфус Сьюэлл -- себя, но почему-то в образе полицейского, а Ким Каттрелл без раздумий просто поцеловала открытку...
Read more...Collapse )