Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

сильный

Stoppard-party '2013

Special for gingerra

Один раз в два года, в июле, Том Стоппард собирает друзей. Приурочена эта встреча к его дню рождения – 3 июля, и, как правило, проходит в первую субботу после этого дня. Исключением стал только 2011 год, когда все лето Том был в разъездах. Но и это не отменило традиционной встречи - она лишь была перенесена на начало сентября.

Проходит она, опять-таки традиционно, в одном из небольших парков в Челси, который на этот день закрывается для посетителей. Начиная с полудня, друзья и родные Стоппарда прибывают сюда, чтобы пообщаться с теми, с кем приходится видеться очень редко в будничной текучке. Все длится приблизительно до 9 часов вечера, после чего люди нехотя начинают расходиться по домам.

001
Collapse )
promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…
сильный

Полетели

... в Берлин.

Там, на фестивале Teatertreffen, пройдет презентация моей пьесы "Return to Forever". До начала фестиваля у нее был бурный старт в Германии - контракты с национальной радиостанцией и главным немецким театральным журналом. Теперь - проверка читкой, после которой станет понятно, что будет дальше с моей драматургией в Германии.

Первый старт в 2006 году был не менее бурным, но продолжения не последовало. Теперь - вторая попытка.

Летим всей семьей, поскольку дети в Берлине никогда не были. Основной вопрос - брать с собой камеру, или обойтись айфоном?
сильный

Teatertreffen - 2013 / Berlin / may

plakat-theater-treffen-fuenfzig-100~_v-image512_-6a0b0d9618fb94fd9ee05a84a1099a13ec9d3321

Берлинский фестиваль отнесся настолько уважительно к моей пьесе, что даже на какой-то момент появилось неловкое чувство превосходства, которое, однако, быстро рассеялось под осознанием того факта, что в Германии пока не было ни одной постановки моих пьес, при том, что с двумя издательствами давно подписаны агентские контракты.

Оргкомитет фестиваля расположил презентацию "Return to Forever" между пьесой "Prolog?" нобеленосной Эльфриды Елинек и „Wohin? Verfall und Untergang der westlichen Zivilisation“ любимца немецкого театра Ролана Шиммельпфеннига, поместив нас, вкупе с новой работой Ниса-Момме Штокмана „Monolog der jungen Frau“ на вечер дня открытия фестиваля 8 мая. Плюс, "Return to Forever" вошла в список семи пьес, отобранных из 35 пьес-участниц, которые, помимо сцены, будут презентованы Национальным радио.

Для интересующихся:
Презентация Return to Forever 8 мая в блоке, который пройдет с 19.00 по 22.00
Мое участие в дискуссии - в день закрытия, 10 мая, в 15.00
Презентация радиоспектаклей в Radioplay-Lounge: ежедневно, 8-10 мая, 15.00-18.00 и 22.00-01.00

Финальное пати - DJ David Gieselmann )))
сильный

Return to Forever

Не ожидал такого ажиотажа вокруг своей пьесы Return to Forever в Берлине. Еще до фестиваля два месяца, а уже три контракта на подписании. Первый -- на читку в рамках фестиваля; второй -- с Deutschlandradio Kultur на постановку радиоспектакля; сегодня поступило предложение о третьем -- с главным театральным журналом Teater Heute, на издание текста.

Даже не предполагал, что она так попадет в немецкий контекст. Но случается.
сильный

80

Папа

Сегодня моему папе исполнилось бы 80 лет.

Несколько дней назад я работал с британской актрисой, и мы много говорили о наших семьях. В какой-то момент я начал рассказывать ей о том, как много сделал папа для моего воспитания, и осекся. На самом деле, я не помню ни одного момента в жизни, когда бы он объяснял мне, как надо себя вести; "что такое хорошо, и что такое плохо". Он просто поступал так, как считал правильным, и показывал пример нам, своим сыновьям.

Сегодня мне его очень не хватает. Не хватает его шуток, его рассказов, его пельменей. Просто его присутствия рядом...
сильный

Пленники новой реальности / charter97.org / пресса

Николай Халезин

Пленники новой реальности

Недолго пришлось гадать, с чего Лукашенко начнет свою подготовку к президентским выборам 2015 года. К тем самым выборам, победа в которых уже предначертана главным властным борщеводом-оракулом Лидией Ермошиной.

Одна из главных черт характера белорусского правителя – болтливость. Он, как журналист сельской многотиражки, не может удержать в себе информацию о том, что «учетчица Валька переспала прошлой ночью за амбаром со счетоводом Михалычем, напившись на проводах в армию сына почтальонши Филипповны». Предполагая, что сможет без труда удержать власть в будущие пять лет, Лукашенко сразу после предыдущих выборов заявил, что создаст «свою оппозицию». Собственно, все нынешние катаклизмы, происходящие в среде оппозиции, и продиктованы этим самым пожеланием создать «свою» оппозицию.

Работа силовых структур идет по разным направлениям. И первое из них – убедить белорусов в том, что для изменения ситуации следует дождаться президентских выборов 2015 года. А до того времени, ряд «своеоппозиционных» структур будет соглашаться на участие во всех выборных кампаниях – хоть в сельские советы, хоть в псевдопарламент. И не важно, что их результат уже давно предсказан Ермошиной и ее патроном; важно, что «народ ждет». Процесс активно иммитируется: ангажированные властью псевдооппозиционные политики бесконечно используют мантру «нам нужно идти к людям», и никак до них не доходят. Власть бесчисленное количество раз подает сигналы, что «уж на этот раз оппозиционеры точно войдут в состав поселковых советов», и, как всегда, обманывает. А европейские политики «высказывают озабоченность», собирают новую конференцию, и выделяют дополнительные средства на те же европейские структуры, которые за 18 лет так и не захотели создать сколь-нибудь эффективный процесс противоборства белорусской диктатуре.

Защищать псевдооппозиционеров власть научилась едва ли не эффективнее, чем свои собственные властные кадры. Как только общественное мнение поворачивалось против этих людей, тут же включалась программа «ну вот, опять раскол в оппозиции». Часть европейских чиновников с удовольствием подыгрывает Лукашенко в этой игре, преследуя свои интересы, и, при этом, делая вид, что именно они знают, как противостоять диктатуре, и спасти белорусов от произвола.

Вчера получил программу Саммита Восточного партнерства, который пройдет 29-30 ноября в Стокгольме. Беларуси на нем выпала великая честь – именно ее представитель выступит модератором панели открытия Саммита. И, по странному стечению обстоятельств, в качестве этого модератора выступит Ольга Стужинская, прославившаяся борьбой за отмену санкций против администрации Лукашенко и его «кошельков». Ну, конечно, а кто же еще? Не жену ведь Алеся Беляцкого на европейские саммиты приглашать – она занята, ей передачи в зону возить нужно.

Еще один опробованный прием Лукашенко – заброс диверсанта. В оппозиционный тыл забрасывается «черт из табакерки», снабженный финансами, который за очень небольшие средства подрабатывает оппозиционером до следующих выборов. Помню, как кандидатом на роль вождя пробовался бывший глава президентской администрации Леонид Синицын. Зная страсть Лукашенко к мести, несложно догадаться, что пойди Синицын реально против своего патрона, на его голову было бы вывалено такое количество компромата, из под которого тот бы выбрался только сбежав из страны, или переселившись в камеру «американки».

Теперь новое явление, которое гарантированно развлечет электорат в 2015 году – «двое из ларца». Папа и сынок Гайдукевичи. Люди, на которых клейма ставить негде. Старший – Сергей Гайдукевич – давно проверенный выборный боец, коррупционер, друг режима Саддама Хуссейна.

В пору профессиональных занятий журналистикой, я написал материал-расследование о том, как ЛДПБ получила контракт на охрану рынка в Ждановичах, и о том, как ее сотрудники прессовали индивидуальных предпринимателей, выбивая из них деньги. Гайдукевич вместе со своим замом Каретниковым и еще тремя вышибалами приехали в редакцию, чтобы «научить, как надо писать». По счастливой случайности, у нас в гостях оказался наш друг Геннадий Карпенко, который разъяснил «либеральному вождю», куда ему следует идти вместе с сопровождавшими его «секретарями ЦК».

По логике, уголовные дела, перманентно возбуждаемые против Сергея Гайдукевича и его «секретарей», мог бы вести его отпрыск – Олег. Но, похоже, в милицию он пошел не для того, чтобы ловить преступников, а чтобы совершенствовать систему пыток в одном из вверенных ему отделениях внутренних дел. Когда мирный демонстрант после акции протеста попадал во Фрунзенский РОВД Минска, он мог быть уверен на сто процентов – ему доведется узнать, что такое унижение, избиение, пытки. Олег Гайдукевич был образцовым белорусским карателем, любимое занятие которого – демонстрировать свою власть над беззащитными. Судя по всему, Лукашенко остался доволен его работой, поскольку отправил того в оппозицию напрямую, минуя все переходные этапы в виде нескольких тихих лет/месяцев или недолгой российской ссылки.

Теперь Олег Гайдукевич стал не просто оппозиционером, а политическим деятелем демократической ориентации, удостоенным чести иметь персональную колонку на одном из ведущих оппозиционных сайтов – «Белорусский партизан». Там он озвучивает свои политические идеи, и разъясняет белорусам, что «Отсутствие реальной конкуренции в политике и экономике ведет к паразитизму отдельных чиновников...». Ну, это понятно – не Лукашенко причина всех бед, а «отдельные чиновники». Теперь мы сможем наблюдать, как «двое из ларца» будут убеждать народ в своей оппозиционности, при этом, озвучивать планы властей, выдавая их за свои. А чуть позже увидим, как несколько партий/движений возьмут их в свой круг и подпишут какое-нибудь соглашение, окончательно зафиксирующее переход к полному контролю Лукашенко не только над властью, но и над оппозицией.

До сих пор, даже при нынешней печальной ситуации в демократической среде, тотального контроля над оппозицией у Лукашенко нет. Всем нам очень бы хотелось, чтобы оппозиция была мощной, единой, честной, профессиональной и принципиальной. Хотелось бы. Но так устроены диктатуры – оппозиция всегда слабее власти. Оппозиция состоит на 90% из любителей, власть – на 100% из профессионалов. И не в уровне компетенции дело. Просто «человек от власти» каждое утро приходит на работу, и старается сделать жизнь «человека от оппозиции» невыносимой. При этом, «человек от власти» получает твердую зарплату, оплачиваемый отпуск, лечкомиссию, дармовое жилье и другие блага; «человек от оппозиции» – побои, тюремные сроки, унижения, и упреки в том, что он получает зарубежные гранты.

«Человеку от власти» для того, чтобы оппозиционеру осложнили жизнь, достаточно поднять телефонную трубку, и целая орава вооруженных дуболомов бросится исполнять приказ. «Человеку от оппозиции», чтобы защититься, нужно убедить кого-то из соотечественников, чтобы они начали действовать, или вышли на его защиту. А из мотивационных аргументов оппозиционер может предложить только светлое будущее.

Нынешний процесс «расскачивания оппозиционной лодки» – это результат действий и власти, и оппозиции. Здесь нет одного виновного. Как и, собственно, вообще нет виновного. Это всего лишь этап процесса развития. И этап этот, хоть и болезненный, но необходимый.

Сегодня Беларусь оказалась в новой реальности -- по-сути, в условиях чрезвычайного положения. Власть выбрала новый для себя формат существования: против наиболее активных и последовательных отрабатываются две тактики – тюремное заключение, либо выдавливание из страны. Это новые условия, которые вынуждают активистов либо жертвовать собой, попадая на тюремные нары, либо уезжать, чтобы продолжать действовать. Те же, кто остается и продолжает действовать в Беларуси, вынуждены оглядываться на власть, понимая, что оказаться в тюрьме можно в любую минуту. Говорить о продуктивной общественно-политической работе в таких условиях вряд ли возможно.

Новые условия требуют новых подходов, а также реструктуризации оппозиции. Сегодня не только по периметру страны, в Литве, Польше, Украине, России, но и в Западной Европе и в США, оказалось большое количество политических активистов, которые готовы к сотрудничеству и активной деятельности. И внутри страны есть люди, готовые к осмысленной работе. Утопией является то, что сегодня какая-то из групп, находящихся внутри Беларуси или за ее пределами, может быть лидером процесса противостояния диктатуре. На это сегодня не способно ни одно из существующих объединений. И вопрос здесь не в профессионализме или амбициях. Сегодня объединить все конструктивные силы может только идея. Идея и технология ее наполнения реальным результатом.

В последние недели периметр страны сотрясала лавина объединительных инициатив, на каждую из которых болезненно реагировали не только другие группы, но и обычные граждане, силящиеся рассмотреть мессию внутри каждого из этих объединений. Но можно успокоить всех – мессии нет нигде. Есть люди, каждый из которых что-то умеет, что-то может и чего-то хочет. Сегодня они пробуют начать делать то, что обязаны были начать делать давно – коммуницировать и искать точки соприкосновения. И сегодня любые громогласные заявления о том, что какая-то из этих групп спасит страну от диктатуры – смешны, если не сказать нелепы.

В истории были разные примеры. Иногда лидер приходил из окружения диктаторов; иногда возвращался из эмиграции; иногда занимал позицию национального лидера после выхода из тюрьмы... Предсказать, какой вариант окажется для Беларуси спасительным, сегодня вряд ли возможно. Известно одно – для того, чтобы трансформация произошла, группа людей должна разработать стратегию, и исполнить ее, при активном участии активистов внутри страны и за рубежом. И если программа будет выполнена, человек, являющийся лидером этой группы, скорее всего, станет новым руководителем страны.

Исходя из этого, стоит перейти от этапа разъединительной истерики к этапу консолидации. Пусть не всеобщей – это невозможно на данном этапе, но хотя бы фрагментарной. И тот, кто начнет работать осмысленно, профессионально и планомерно, расширяя активную группу, и вовлекая в нее новых людей, может заставить нас поверить в то, что изменения в стране возможны.
сильный

Комики военного положения / charter97.org / пресса

Николай Халезин

Комики военного положения


В жизни доводится общаться с самыми разными людьми – злыми и добрыми, заносчивыми и покладистыми, умными и глупыми. И большинство из них, даже несмотря на пороки, вызывают интерес и желание разобраться в человеческой природе. Единственной категорией собеседников, которые вызывают абсолютное неприятие, являются люди без чувства юмора.

Так случилось в современной истории Беларуси, что именно человек без чувства юмора получил власть демократическим путем, а потом стал удерживать ее силой, превратившись в «последнего диктатора Европы». И вот уже на протяжении почти двух десятков лет мы принимаем за шутки его безграмотные и безаппеляционные высказывания, которых уже могло бы хватить на несколько увесистых томов. Мы пытаемся конвертировать в смеховую культуру его безумный поток мыслей.

«Я знаю телодвижение каждого нашего спортсмена»

«Потеряем учителя – капец, будем ходить пьяные и дурные»

«Я вырос среди животных и растений»


Для нас давно стали нормой его высказывания, хотя в любой цивилизованной стране окружение уже давно пристроило бы своего вождя в психушку, объяснив населению, что клиент «в последнее время много работал, поэтому ему необходим отдых». Ну, а дальше действовали бы по обстоятельствам. Наш же «клиент», вдохновленный звенящей тишиной вокруг и полным отсутствием критического мышления, продолжает радовать нас своими оригинальными мыслишками.

«Мне кажется, что нефть где-то есть. А если есть нефть, не может быть, чтобы где-то не прорвало газ… Мне кажется, что нам надо внимательнее посмотреть на недра. Найдем мы что-то»

«Я зашел — аэробика. Мне показали там, потому что я ни разу аэробики не видел. Я сразу сказал: «Этих бы красавиц — на лыжи!»

«Я видел как плакали женщины, когда мы выводили ядерные ракеты среднего радиуса действия»


Однажды мы решили провести эксперимент, перевели ряд основополагающих цитат нашего «кормчего» на английский, и передали их с оказией в Госдепартамент США. Монография была передана после официальной встречи тогдашнему госсекретарю – Кондолизе Райс. Она долго смеялась, и в итоге спросила: «Вы меня не разыгрываете? Он и вправду это говорил?». Да, говорил, говорит, и будет говорить еще какое-то время. Его слова лишь с виду кажутся безобидными, но суть в том, что каждое слово лидера государства имеет свою цену. Иногда слово приносит стране многомиллиардные инвестиции, иногда со слова начинается война.

«Я не хочу говорить о всяких Баррозу, других козлах, быках и прочих… Козлы — они и есть козлы…»

Как вы полагаете, в какую сумму стала Беларуси приведенная выше цитата? Какого количества кредитов и инвестиций недосчиталась страна, лидер которой называет главу Еврокомиссии козлом? Возможно следующие цитаты как-то объясняют политику Александра Лукашенко.

«Что я там в Европе не видел! Грязно все! Люди трутся друг о друга…»

«Беларусь стояла на краю пропасти, а я помог ей сделать шаг вперед»


Но то Лукашенко – диктатор, самодур, поклонник Гитлера – что с него, болезного, взять. Другое дело – демократическая оппозиция. По логике, если у власти сатрап, лишенный чувства юмора, на смену ему должны придти его антиподы – люди образованные и отличающие шутки от бреда. Читаем интервью Зенона Позняка.

«В то время когда уничтожается язык, уничтожается все белорусское, истребляются книги белорусские, ну, а этому Западу, им хоть плюй в глаза, они этого не слышат, но если про гомосексуалистов скажут, о, это ценность. Это что, ценность? Это же против природы, это же противоречит природе вещей»

К чему данный спич, поначалу я и не понял. Почему уничтожению белорусского языка противопоставляется защита прав сексуальных меньшинств? Почему из всех прав, соблюдением которых озабочена Европа, Позняк выбирает именно это? И продолжает, не прерываясь для того, чтобы выпить стакан воды, и глубоко подышать.

«Мне когда задавали такой вопрос, я сказал: в демократической Беларуси будет принят закон о преступлении против природы человека. Мне не надо тут приводить разные аргументы идиотские.
Есть вещи элементарные, как построена природа, как построен человек, как построено общество»

То есть, даже не «будет предложен проект закона», а «будет принят». То есть, гарантированно. А Зенон Станиславович, стало быть, будет определять, что согласуется с законами природы, а что противится. Знаем уже этот опыт – от любимца Александра Лукашенко Адольфа Гитлера. Для него «против природы» были не только гомосексуалисты, но еще и евреи, и цыгане, и умственно-неполноценные дети... И не боится ли Позняк, что боевая дружина, ответственная за соблюдение этого закона, придет к нему домой, и констатирует: «А у вас ведь, Зенон Станиславович, детей нет – так это, как вы понимаете, против природы»...

Залп Позняка по гомосексуализму возник не случайно – это был ответ на размышления о природе явления Александра Лукашенко. Тот, вдруг озабоченный этой проблемой, поделился с журналистом глубокомысленным церебральным испражнением. Начал с темы лесбийской, которую, как выяснилось, не осуждает: «Это наша, мужиков, вина, что женщина сегодня женщине заменила мужчину. Это наша вина. Поэтому я сожалею. Мы несостоятельными оказались мужиками для некоторых женщин. То, что они у нас должны были найти, они начали искать в женщине. Поэтому я с сожалением воспринимаю это лесбиянство».

Не уверен, что я готов разделить вину «мужиков», по вине которых женщины живут с женщинами, – полагаю, не хватит у меня сил на то, чтобы исправить ситуацию, сложившуюся в лесбийской сфере, и предложить им всем свою «состоятельность». Может быть, это под силу Александру Григорьевичу – тут комментировать не берусь. Но поскольку молва приписывает ему шестерых сыновей и какое-то количество беременностей нераспознанных журналистами девушек, могу поверить, что в ближайшее время он ситуацию с белорусскими лесбиянками поправит.

Что же касается отношения к «мужикам», живущим с «мужиками», тут Лукашенко был менее категоричен, чем Позняк: «Я нигде инициативно не обсуждаю и более того, не осуждаю их. Потому что пока это за гранью моего понимания. Поэтому, если не понимаешь, зачем лезть в эту проблему и в эту тему. Но я говорю прямо, что сейчас я это не воспринимаю. Более того, я если это и воспринимаю, то крайне негативно, я это считают крайне ненормальным. Но еще раз говорю критерий — если это нормально, то почему нет детей?!». Скорее всего, именно этот упрек и заставил Позняка публично дистанцироваться от гомосексуализма.

Это вообще какая-то тема, невероятно болезненная для большинства белорусских мужчин, и уж, тем более, политиков. Казалось бы, у тебя что, проблем других нет? Или тебя кто-то заставляет лечь в постель с особой твоего пола? Откуда вдруг такая болезненность в восприятии темы, по которой весь цивилизованный мир определился, и перешел к решению более важных проблем? Какая-то кавказски-патологическая страсть доказать, что ты настоящий «мужик». Причем, не действиями, а на словах. Полагаю, исток проблемы все в том же отсутствии чувства юмора, и, как следствие, критического отношения к себе. Но ведь, если бы у аудитории отсутствовало чувство юмора, так же, как и у обозначенных политиков, мы бы и фразу действующего главы государства «я работал в деревне и жил с мужиками» воспринимали буквально.

Тот же Позняк на голубом глазу сообщает журналисту в интервью о двух фактах. Первый: движение «Говори правду» потратило перед выборами 4,5 миллиона долларов. Второй: у Позняка свои люди в КГБ, которые дают ему информацию. Даже нам, людям, любящим посмеяться, не смешно.

Да, на сегодняшний день «Говори правду» – это самая ресурсоемкая политическая структура в среде оппозиции. И это очевидно. Но, если уж появилось желание у лидера КХП-БНФ озвучить цифру, ему следовало бы прикинуть штат сотрудников, работающих на протяжении года и их зарплаты; объем выплаченных средств волонтерам за сбор подписей; затраты на изготовление продукции; плюс процент на издержки, если вдруг кто-то что-то упер – вот и получится сумма, которой располагала структура перед выборами. Но 4,5 миллиона не получится, даже если Позняк решит, что Некляев с Дмитриевым поднимают за ужином золотые чарки, украшенные рубинами.

Ну, а про сотрудников КГБ, которые присягнули Позняку – это и вовсе из серии рассказов Лукашенко о том, что он «патриарх мировой политики». Сегодня в спецслужбах практически нет спецов, которые сбрасывали информацию «из-за любви к родине». Все, кто грешит этим, мотивированы либо своими шкурными интересами, либо сбрасывают дезинформацию для обнародования в средствах массовой информации во время борьбы лукашенковских группировок за доступ к телу вождя. И коэффициент полезного действия при этом – максимум процентов десять, поскольку обнародовать что-то можно лишь многократно проверив информацию. И уж в списке тех, кому сотрудники спецслужб хотят сбросить информацию, Зенон Станиславович стоит в очереди предпоследним – за ним только хоровая группа старушек партии КХП-БНФ.

Сегодняшнюю белорусскую власть Лукашенко сформировал «по образу и подобию своему». Там собрались люди, которые стояли в очереди за глупостью, когда Господь раздавал чувство юмора. Недавно руководство доблестного КГБ рассказало нам очаровательную историю о том, как полковник этой спецслужбы пошел на охоту, и вдруг им овладело непреодолимое желание снести себе голову картечью. Он снял с ноги резиновый сапог, затем носок, и вынес себе мозг. При этом, полковник решил не делать этого дома или на рабочем месте, а выбрал лес как место, где сама природа способствует уходу на тот свет. И стоит еще не забыть о том, что полковник по должности имеет табельное оружие, вполне пригодное для сведения счетов с жизнью, не снимая при этом обуви.

Или еще одна история – про шпионов. Как 22-летний слесарь из Новополоцка передавал секретную информацию ЦРУ. Собственно, мы уже знаем историю о том, как КГБ назначил токаря с электриком террористами, и это обернулось трагедией – расстрелом двух молодых парней, вина которых не была доказана в суде. Теперь вот уже не трагедия, а фарс. Слесарь собрал секретную информацию и упрятал ее в тайник, к которому должны были придти и забрать ее сотрудники ЦРУ. Ну, конечно, а кто же еще? Спецагент Смит десантировался в Новополоцке, закопал парашют в лесу, и пришел в парк забрать в дупле дерева микропленку, на которой запечатлена секретная труба нефтеперерабатывающего предприятия «Нафтан». Это кем нужно считать граждан, живущих в стране, чтобы они могли верить в подобный бред? И насколько нужно быть людьми без чувства юмора, чтобы всерьез нас убеждать в правдивости этой истории.

Понимаю, что грех избыточно серьезного отношения к себе – это болезнь всех авторитарных и тоталитарных режимов, где глава государства пытается всех убедить в том, что он и по-большому не ходит, а если и ходит, то розовыми лепестками. Хорошо, пусть власть патологически невесела, но оппозиция на это права не имеет. Она обязана иметь чувство юмора, обязана быть критичной к себе и обязана перманентно образовываться. Иначе она не имеет ни малейшего шанса забрать власть у диктатора.

Однажды, во время переговоров министра иностранных дел Франции Лаваля со Сталиным, тот высказал мнение, что если бы Советский Союз поощрял развитие католицизма, это очень помогло бы в переговорах с Папой Римским при подготовке в войне с Германией. Сталин ответил высокомерной, и, как ему показалось, смешной шуткой: «Папа Римский? А сколько у него дивизий?». Фраза вошла в историю. Спустя полвека она получила свое продолжение. Во время визита Папы Иоанна II в Польшу во время коммунистической диктатуры, на встречу с ним на площадь пришла группа студентов с транспарантом «Мы твои дивизии!». Спецслужбы арестовали студентов, и несколько дней шли допросы с пристрастием. Основным вопросом был «где находятся склады с оружием?». Чувство юмора, самокритичность и образование!

Сейчас доводится наблюдать, как в очередной раз эти три фактора игнорируются полковником Владимиром Бородачем. Верю, то, что он делает, делает искренне. Но нельзя представлять себя командующим армией, не имея в подчинении ни одного солдата, я уж не говорю дивизии. Точнее, представлять самому себе можно, но убеждать нас выкрикиванием громких приказов в пустоту в том, что армия уже на марше, и вот-вот возьмет Дрозды, не стоит. Равно, как и не стоит демонстрировать свою мужественность разговорами о том, что политзаключенные надоели своими жалобами на пытки в тюрьмах. Не стоит, хотя бы потому, что любой политзаключенный, прошедший ад лукашенковских тюрем, имеет право спросить «а вы, полковник, находитесь за границей не потому ли, что этой самой тюрьмы решили избежать?».

Нынешнее состояние Беларуси можно легко охарактеризовать как «военное положение». Необоснованные аресты, исчезновения политических оппонентов, давление, пытки, политически мотивированные увольнения и отчисления из университетов, прослушка, избиения – все компоненты, которые наличествовали и в Польше во время военного положения, и в диктаторской Аргентине, и при «черных полковниках» в Греции. Наша ситуация кардинально изменилась, и в это время от демократической оппозиции требуется не копирование модели власти, а абсолютной адекватности, самокритичности и сохранения умения смеяться, в том числе и над собой. Тогда не будешь выглядеть в глазах других посмешищем.
сильный

Белорусский Свободный театр / Die Welt / пресса

Танец Лира среди белорусского yжасa (Die Welt)


Белорусский Свободный театр из Минскa попытaлся сделать невозможное: сoздать актуальный театр в условияx последней диктатуры в Европе. Создателей театра режим вынудил отправиться в изгнаниe.

В конце концов, после набора казненных и их палачей, мы видим двух неподвижных актеров, повисших на белой стене. Это конец ужасной гонки сквозь смертные приговоры и их исполнение, рассказoв о несправедливости, цинизмe и кошмарax – из Малайзии, Ирландии, Белaруси, на чем сфокусирован акцент спектакля Trash Cuisine.

Белорусский Свободный театр подготовил свою премьеру к фестивалю «Представляя Европy» (Imagining Europe). Название театрального коллектива означает, что эта театральная группа не согласнa с тем, что происходит в стране, зажатой между Польшей и Россией: подавление свободы слова, репрессии против политических оппонентов, политически мотивированных арестов. Беларусь, yправляемая с 1994 года печально известным президентoм Александрoм Лукашенко, на практике, единственная европейская страна, которая ухудшает до предела положение дел в связи с применением смертной казни.

Coвсем недавно, 15 марта этого года, Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев были казнены выстрелом в затылок. Их тела были захоронены в неизвестном месте, без права информирования членов их семей о месте захоронения. Двoe 26-летних парней были приговорены к смерти в ноябре 2011 года. По мнению суда, они поместили бомбу 11 апреля 2011 года в Минске на станции метро «Октябрьская», в результате чего погибло 15 человек.

Мать казненнoго – на сцене

Правозащитные организации со всего мира критиковали судебный процесc, в котором обвинялись двое молодых людей, обозначая его как «несправедливый» и «сомнительный». Безрезультатно. 16 марта Любовь Ковалева получила уведомление от властей, что ее сын был казнен. Теперь стройная женщина стоит на сцене амстердамского Stadsshouwburg. Тусклый свет. Тишина. Зрители осталась стоять после оваций. Любовь Ковалева подходит к микрофону, голос ее дрожит. Она говорит: «Я призываю власти отдать мне тело моего сына».

Повеяло реальностью, которая как жуткaя мантрa уже витала на протяжении всего спектакля, теперь полностью заполнившей пространство и окутав присутствующих. Словно поезд, онa движется навстречу вам. Boom! Грохот столкновения. Для голландских зрителей, которые живут в сравнительно нежныx ycловиях своей страны, так избыток жестокой реальности – это шок. Одни зрители задыхаются от волнения, другие –плачут.

Граница между реальностью и театрoм отмененa, мы находимся прямо посередине: и это – белорусский ужас.

«Артикулировать это нужно радикально»

«Для нас диктатура – это часть повседневной жизни», – говорит Николай Халезин. «Вы встаете утром и думаeте о вашиx друзьяx, которые сидят в тюрьме. С этими же мыслями вы ложитесь спать ночью. Для того, чтобы люди осознали нашу историю, вы должны артикулировать это радикально». Халезин – коренастый, c длинными волосaми, бывший журналист. Бывший – потому что издания, в которых он работал, были запрещены, после чего он начал писать пьесы.

Вместе с женой Натальей Колядoй он основал Белорусский Свободний театр в 2005 году – яркое пятно в консервативной театральной среде, которая финансируется государством, и поэтому должнa воздерживаться от критических экспериментов. Такoe cтрастноe стремление к свободе имеет свою цену. Почти все участники труппы были арестованы репрессированы. Для этой цели за ними постоянно следят спецслужбы. Театр, который бросает вызов правительствy Лукашенко, может работать в Беларуси только подпольно.

Ансамбль, состоящий из актеров, которые зачастую играют сами себя, дает представления в частном доме, который доступeн для их поклонников. Это в полной мере осознаешь после того, как побываешь на окраине города в одном из ветхих домов, который вы никогда не забудете. Холодные белые стены, импровизированнaя гостинная, где сиденья сделаны из автомобильных шин и досок. Билеты не продаются, но вы можете пожертвовать какие-то деньги после спектакля.

Исполнители и зрители арестованы

В этом театре на сцене не существует даже кулис, поскольку аудитория, по ощущениям, всегда является частью спектакля. Подчас это участие становится фатальными. Как, например, в 2007 году, когда сотрудники спецслужб ворвались в зал во время исполнения cпектакля, и все исполнители и зрители были арестованы, включая режиссера постановки Владимира Щербаня.

Спектакли Свободного театра наполнены невероятной интенсивностью, которaя, по-сути, диктуется экзистенциальными условиями caмой сущности этого театра и его непримиримостью перед лицом аудитории. В этом театре aктер активно взаимодействует с музыкой, видео-проeкцией, предлагая мощное физическое представление, используя язык тела. Часто факты, рассказы или фрагменты белорусской действительности вклчаются в канву повествования.

Реальность, в которой такие аспекты, как самоубийство, гомосексуализм, психические заболевания или пытки являются невероятно чувствительными. «Если мы рассматриваем эти вопросы должным образом, они разжигают общественную дискуссию», – говорит Халезин во время прохода по ярко освещенным коридорам Stadsshouwburg в поисках cцены. «Вот почему наше правительство делает все, чтобы мы не могли oбращаться к максимально большому количеству людей».

Поддержка Джудa Лоу и Кевинa Спейси

В «Быть Гарольдом Пинтером» постановка переплетена как с Нобелевской речью британского драматургa, так и с письмами из тюрем белорусских политзаключенных. Спектакль «Минск, 2011: Ответ для Кэти Акер» – это калейдоскоп образов и текстов, исследующий белорусскую сексуальную идентичность. На Эдинбургском театральном фестивале Fringe он был удостоен главного приза.

Театр получал серьезную международную поддержку с самого начала своей деятельности – от Вацлавa Гавелa и Томa Стоппардa, и сейчас – к примеру, от Джудa Лоу и Кевинa Спейси. «Нам очень повезло», – говорит Наталья Коляда, стройная женщина с пронзительными глазами, в кафетерии Amsterdam Theatre. «Тот факт, что нас поддерживают такие личности, означает, что мы находимся под определенной защитoй, и, конечно, что у нас есть шанс получить какое-то финансирование нашей деятельности, чтобы продолжать работу. Даже при том, что это является постоянной проблемoй».

Между тем, театр уже успел выступить в половинe cтран мира, но британская театральная среда приняла этот коллектив поистине с распростертыми объятиями. Пocтановка этого года «Короля Лира» на сцене легендарного Шекспировского театра «Глобус» была поистине впечатляющей.

«Нет нефти и газа, есть только люди»

Между тем, театр стал космополитом. В Trash Cuisine, помимо белорусских, yчаствуют британские и австралийские актеры. Халезин и Коляда живут в Лондоне. Не по своей воле. «19 декабря 2010 сильно изменилo нашу жизнь», – говорит Халезин.

В заключительный день президентских выборов режим жестоко разогнал демонстрацию в Минске. Около 700 человек были арестованы. Была арестована и Коляда. «К счастью, я пробылa в заключении только 20 часов», – говорит она.

После выборов Свободный театр должен был вылететь в Нью-Йорк на гастроли. «Мы знали, что нас арестуют. Нам пришлось организовывать выезд из страны малыми группами». Халезин и его жена смогли бежать через Москву – оттуда они вылетели в Нью-Йорк. Затем отправились в Англию, где стали политическими беженцами. Теперь оттуда же они организуют политические кампании протеста. «Слишком мало людей знают о тех ужасах, которые происходят в Беларуси», – говорит Коляда. «У нас нет нефти и газа, есть только люди. Это слишком неинтересно для мира».

Актеры Свободного театра продолжают работать в Минске и поддерживать жизнеспособность своего театра. «Мы постоянно связаны с Минскoм через Skype», – говорит Халезин. «Таким образом мы даже контактируем с аудиторией». Ждут ли они того момента, когда смогут вернуться к себе на родинy? «Если ты начинаешь думать об этом, – падаешь в яму, из которой невозможно выбраться», – говорит Халезин. «Мы сконцентрированы на одном: не ждать, а делать что-то, чтобы в будущем появилась новая реальность».

Инго Петц, Die Welt, 21.10.2012