?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

сильный
kilgor_trautt

Смыслы

Оригинал взят у nastyatnitsa в Смыслы (написано не мной)

Фламандские пословицы
1559. Картинная галерея Государственного музея, Берлин.
Pieter Bruegel. Питер Брейгель

фламандские пословицы

Фламандские пословицы "в разрезе"
Фламандские пословицы
Картина «Фламандские пословицы» или «Нидерландские пословицы». Некоторые приемы босховской живописи — большой размер холста и мелкий — фигур, бесчисленное количество сюжетов характерны для ранних картин Брейгеля («Нидерландские пословицы», «Игры детей», «Безумная Грета», «Битва Поста и Масленицы»), представляющих собою картины-притчи на темы фламандского фольклора. Картина с изображением нидерландских пословиц — «энциклопедия всей человеческой мудрости, собранной под шутовским колпаком», — включает более 100 сцен-метафор, посредством которых народное остроумие высмеяло тщеславие и глупость многих человеческих начинаний. Великий интеллектуал Северного Возрождения Эразм Роттердамский в 1500 году опубликовал пословицы, а также афоризмы из античных философов в своей первой книге, именно с таким названием – «Пословицы» (спустя несколько лет это издание, дополненное, будет повторено). В 1564 году Рабле в «Гаргантюа и Пантагрюэле» изобразил Остров пословиц. А меж этими датами, в 1559 году, нечто вроде Деревни пословиц создает нидерландский живописец Питер Брейгель Старший – Брейгель Мужицкий. Эта картина так и называется – «Нидерландские пословицы» (первое название «Фламандские пословицы»). Само полотно небольшое, 117 на 164 см. И в таком малом пространстве художник сумел разместить более сотни сюжетов-миниатюр! Попробуем на небольшой репродукции рассмотреть хотя бы некоторые сюжеты. Вверху слева – видите, по черепице круглые лепешки: крыша крыта пирогами – «рай дураков»! Ниже по скату – лучник «пускает вторую стрелу, чтоб найти первую» (бессмысленное упорство). Часть крыши лишена черепицы – «у крыши есть обрешетка» («у стен есть уши»). Внизу слева мужчина в голубой рубахе – «кусающий колонны» (религиозный лицемер). Рядом дама расправляется с рогатым субтильным джентльменом: «она может даже дьявола привязать к подушке» (имеется в виду – упрямая баба победит самого дьявола). Над этой сценой – женщина, в одной руке несущая ведро, в другой – дымящуюся головню: «у нее в одной руке огонь, в другой – вода» (что значит – она двулична и лжива). Внизу справа – человек пытается ложкой собрать что-то выливающееся из котла: «тот, кто разлил кашу, уже не соберет всю обратно» (вспоминаете из нашего быта – «что пользы плакать над убежавшим молоком», допущенную оплошность не исправить). В центре композиции исповедующийся под сенью: «он исповедуется дьяволу» (что означает – выдает секреты врагу). В той же исповедальне мужчина в красном колпаке «держит свечку для дьявола» (заводит друзей без разбору, льстит всем). Тоже в центре, еще ближе к зрителю – женщина в красном платье набрасывает на плечи мужчине голубой плащ – «она обманывает его» (эквивалент: «наставляет мужу рога»). Слева от этой яркой пары – две прядильщицы: «одна прядет пряжу, другая сучит» (то есть – распускают недобрые сплетни). Человек в белой рубахе орудует лопатой (тоже в центре, практически у нижнего края полотна): «он зарывает колодец после того, как теленок уже утонул» (принимает меры уже после того, как случилось несчастье). Справа от этой миниатюры – мужчина в окружении свиней. Занимается таким привычным делом – нарушает евангельское предостережение «не бросайте жемчуга перед свиньями» (бесплодные усилия). Вверху, на башне – мужчина «бросает перья по ветру» (бесцельная работа). Его приятель тут же «держит плащ по ветру» (меняет свои взгляды в соответствии с обстоятельствами). В окошке башни женщина – она «глазеет на аиста» (попусту тратит время). Лодка в верхнем правом углу – для того, чтоб напомнить о пословице «легко плыть по ветру» (легко добиться успеха при хороших условиях). А лодка с гребцом несколько ниже – напоминает о пословице «тяжело плыть против течения» (требует ли это пояснений о том, что трудно не желающему мириться с общепринятым!). Персонажи миниатюр, составляющих картину, висят между небом и землей; бросают деньги в воду (по-русски – сорят деньгами); бьются головой об стену; кусают железо (болтуны!); загораживают сами себе свет; садятся меж двух стульев или на горячие уголья; водят друг друга за нос... Щеголь в розовом плаще (на переднем плане) вращает на пальце земной шар – «мир вращается на его большом пальце» (все пляшут под его дудку)! А у его ног – оборванец на четвереньках пытается влезть в подобный же шар – «приходится кланяться, чтобы преуспеть» (если хочешь многого достичь, приходится быть неразборчивым в средствах). Обратите внимание – у левого края картины мы снова видим этот самый шар, только перевернутый: «мир вверх ногами» (все шиворот-навыворот). А над этим символом земного шара нависает задница персонажа в красной рубашке: «он справляет нужду на мир» (он презирает всех)... Вот так, кстати, выстраивается композиция всей картины: отдельные миниатюры соединены не чисто механически, а один сюжет оказывается по смыслу продолжен и развит другим. Рассматривая персонажей, разгадывая шифр, вдруг понимаешь смысл этой сложной картины. Оказывается, Брейгель в «Нидерландских пословицах» – вовсе не банальный коллекционер пословиц. И работа его – не развлечение для скучающего бездельника. А назидание. Нетрудно заметить, что большинство пословиц, даже из тех, что попали в мой обзор, тенденциозны, они осуждают глупое, безнравственное поведение. Вот тут и становится понятен смысл парности в картине изображения глобуса – в нормальном и перевернутом виде. Мир картины – это перевернутый мир, в котором страшной реальностью стало то, что реальностью быть не должно.

promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…

сильный
kilgor_trautt

Курт Воннегут / 90

Сегодня ему исполнилось бы 90 лет.

k3

В пору юности я был наивен, но поскольку не просил, чтобы меня произвели на свет, то спросил совета у своего тогдашнего литературного агента – как закончить рассказ, не перебив всех героев. Мой агент работал литературным редактором в толстом журнале и, кроме того, был консультантом по сценариям в Голливуде.
Он сказал: «Нет ничего проще, мой мальчик, – герой садится на лошадь и уезжает за горизонт, освещенный закатным солнцем».
Спустя много лет он в здравом уме и твердой памяти покончит с собой, застрелится из дробовика двенадцатого калибра.


* * *

Геббельс хромал, – написал Траут, – но Геббельс всю жизнь хромал. Проблема была не в этом.

* * *

Жизнь, которая ждёт нас после смерти, бесконечно утомительнее этой.

сильный
kilgor_trautt

Шекспироведение

Photobucket

Вчера посмотрели "Гамлета" в театре Young Vic, с Майклом Шином в главной роли. Похоже, два главных события театральной лондонской осени определились: упомянутый "Гамлет" и "Анна Кристи" с Джудом Лоу в главной роли на сцене театра Donmar. И на тот, и на другой спектакль достать билеты было практически невозможно -- к началу показов они были раскуплены практически на весь сет показов. Даже глава Young Vic, у которого мы попросили 4 билета, смог найти лишь два.

Поединок двух актеров одного поколения, практически сверстников, закончился ничьей -- оба спектакля были оценены преимущественно четырехзвездными оценками и восторгами публики. Два enfant terrible британского театра, в последние годы ставшие не просто взрослыми профессионалами, но, к тому же, мощными общественными фигурами, этими работами объяснили молодым британским актерам, что в борьбе за первенство на сцене нужно не просто работать честно, нужно работать на грани самоотречения, тратясь на каждом спектакле, словно он последний в карьере. Нам довелось поговорить с Майклом после спектакля. После трех часов, проведенных на сцене практически без перерывов, он говорил шепотом -- связки едва успевают восстановиться к вечернему спектаклю следующего дня.

Пожалуй, я давно не видел на сцене артиста такой мощи и такой степени самопожертвования. Но разговор, собственно, не об этом -- разговор о Шекспире. Я редко смотрю спектакли по Шеспиру и Чехову, поскольку они мало дают почвы для ума и фантазии. Но этот спектакль, далеко не самый лучший из виденных мной, подтолкнул к целому ряду осмыслений в отношении классической драматургии в контексте современного театра. Скорее всего потому, что над головой домокловым мечом висит адаптация "Короля Лира".

Первое. Шекспира нельзя ставить в полном объеме. Шекспир, равно как и Чехов, был гениальным источником для создания школы современной драматургии. Но с тех пор этот прикладной жанр литературы так много раз усовершенствовался, дополнялся и корректировался, что пьесы-родоначальники выглядят почти как древние монускрипты, читать которые в полном объеме могут только архивисты и историки. "Гамлет", набирая динамику сцену за сценой, вдруг провисает скучными нединамичными сценами, погружая зрителя в состояние анабиоза. И вина тут не режиссера Йэна Риксона, достаточно неплохо справлявшегося со своей задачей на протяжении спектакля, вина -- Шекспира, который не смог вписаться в измененную систему восприятия современного зрителя.

Во времена Шекспира зритель приходил на спектакль на полдня, чтобы, словно за сериалом, следить за неспешно разворачивающимся сюжетом. Современный зритель, натренированный к принятию решений, ведущий активную жизнь, готов самостоятельно многое домысливать, опуская лишнее, и игнорируя "боковые" ветви сюжета. Современный зритель хочет даже в неторопливом сюжете чувствовать динамику, привычный ему ритм. Иначе его мозг отключается, а рука тянется к ведру с попкорном.

Второе. Шекспира необходимо прочитывать так, словно он живет сегодня среди нас. Его сюжеты нужно адаптировать к современности. Как говорил Георгий Товстоногов "классику нужно ставить так, словно читаешь утреннюю газету". По другому не получается. Сюжеты Шекспира не прикладываются к жизни современного человека, как если на клерка из сити надеть расшитый комзол XVII века. Наблюдая шекспировские постановки, современный зритель не в состоянии разрушить "четвертую стену", даже если сюжет его трогает. Он не в состоянии отождествить себя с героем, будь то Ромео, Гамлет, Отелло или Ричард III. Причем, не в состоянии отождествить себя не только с характером персонажей, но даже с точки зрения мотивации поступков. Мир перестал убивать из ревности, умирать в 14 лет от любви, или травить ближних ядом даже из-за предательства. Мир презрел романтику Шекспира, предпочтя рационализм.

Третье. Шекспировские пьесы может играть только ровный ансамбль. Как бы ни желал зритель видеть на сцене театральную мега-звезду, система "короля играет свита" здесь не работает. Шекспир чрезвычайно точен в демонстрации характера. И пусть не всех героев пьесы (тут Чехов был куда тоньше и мастеровитее), но уж точно ее главных героев. Ставка на одного героя, будь то Лир, Гамлет или Ричард, приводит к дисбалансу -- точнее, к перекосу в подаче материала. Так случилось в "Ричарде III" с Кевином Спейси в театре Old Vic; то же происходит и в "Гамлете" с Майклом Шином "на другой стороне улицы" -- в Young Vic. Главный герой не оставляет игрового пространства для остальных. Если сказать точнее -- остальные не в состоянии освоить то небольшое пространство, которое монстры, вроде Спейси и Шина им оставляют.

В этом отношении, баланс спектакля "Анна Кристи" с Джудом Лоу гораздо более точно выверен. В нем три главных персонажа существуют в плотном взаимодействии, но не "наступая" друг на друга, не убивая чужой рисунок роли и не занимая чужое пространство. Текст Юджина О'Нила и структурно, и смыслово, и характерами гораздо ближе к современности. Его писал большой драматургичесикй мастер спустя три сотни лет, и между ним и Шекспиром уже были Стриндберг и Ибсен, Мольер и Ростан, Островский и Чехов.

И четвертое. Шекспира нужно ставить только в том случае, если у тебя нет другого выхода.

сильный
kilgor_trautt

Ричард Шехнер (из цикла «Встречи»)

Незадолго до отъезда из Нью-Йорка, нас попросил о встрече один из профессоров New York University. Выкроив два часа из плотного графика, мы решили уважить профессора, тем более, что эту встречу настоятельно рекомендовала наш друг Кэтрин Корэй – тоже профессор New York University, чьи рекомендации мы воспринимаем как безоговорочное руководство к действию.

Photobucket

Как правило, если твой собеседник человек известный, тебя кто-то предупреждает об этом заранее. Но иногда, крайне редко, ты знакомишься с человеком, беседуешь, он становится тебе очень интересен, и уже потом ты узнаешь, что «это тот самый, который!..». С Ричардом Шехнером встреча оказалась именно такой – редкой по содержанию, и полной сюрпризов.
Read more...Collapse )

сильный
kilgor_trautt

Приключения "деревянного мальчика"

Алексей Николаевич Толстой слыл человеком неглупым, но история создания его знаменитой сказки "Золотой ключик, или Приключения Буратино" кажется мне все же несколько странной. И даже не самой сказки, сплошь перепетой с "Пиноккио" Карло Коллоди, а то, как Толстой подошел к имени главного героя. Burattino -- по-итальянски значит "кукла". То есть, Burattino Pinocchio -- значит "Кукла по имени Пиноккио". Толстой убирает у своего героя имя прототипа, и называет его просто по признаку "социальной принадлежности" -- Кукла.

Причем, в своей сказке, объясняя решение Папы Карло дать такое нелепое имя герою, он пишет "Как бы мне её назвать? — раздумывал Карло. — Назову-ка я её Буратино. Это имя принесёт мне счастье. Я знал одно семейство — всех их звали Буратино: отец — Буратино, мать — Буратино, дети — тоже Буратино… Все они жили весело и беспечно…". То есть: "...всех их звали куклами: отец — кукла, мать — кукла, дети — тоже куклы… все они жили весело и беспечно…".

Прошли десятилетия. Для четверти миллиарда населения земли Буратино -- имя собственное, для 60-и миллионов итальянцев -- нарицательное. Невежество безоговорочно победило.

Italia
Модена. Италия. 12 октября 2010 | photo: © kilgor_trautt

сильный
kilgor_trautt

Вышел № 3 журнала "Современная драматургия" за 2007 год

Пьесы молодых драматургов, участников конкурса «Свободный театр-2007»:

Леонид Андронов. Монологи о карме успешности.
Откровения персонажей – незнакомых друг другу обитателей большого города – складываются в картину сегодняшнего мира, отражают его искаженную мораль

Михаил Дурненков. Слесарные хокку.
Современный вариант «пьесы о рабочем классе». На фоне заводской реальности разворачивается история молодого слесаря, одержимого любовью к японской поэзии.

Николай Пинчук. Коллектор.
Действующие лица – изгои общества, бездомные бедняки, не потерявшие, однако, способности и желания размышлять о жизни, искать ее скрытый смысл.

Наталья Мошина. Пуля.
Монолог юной женщины, одержимой страстью к оружию и сексу, заставляет вспомнить классический сюжет о Бонни и Клайде.

Алексей Щербак. Поймать Апостола.
В полицейский участок доставляют странного человека, называющего себя посланцем иных миров. Но может быть, он говорит правду? Его слова и поступки не раз наталкивают на такую мысль...

Юрий Клавдиев, Анастасия Москаленко. Поросенок и Карасенок.
Детская сказка о том, как однажды летом встретились и подружились маленький обитатель скотного двора и житель соседней речки, об их опасных и смешных приключениях.

Зарубежная драматургия -- обладатель приза за лучший перевод с иностранного языка
Пшемыслав Войцешек. Made in Poland.

Герой пьесы польского автора – провинциальный подросток с городской окраины, одержимый злобной агрессией по отношению ко всему, что он встречает на своем пути.

сильный
kilgor_trautt

Есть ли у кого-нибудь...

поэтический сборник "Лён" Толи Сыса в компьютерном виде? очень нужен.