Category: криминал

сильный

Расстрел на фоне Европы. Два факта

Получил сегодня информацию по казни Коновалова и Ковалева. Оказалось, расстрел был приведен в исполнение еще 11 марта. В этот день произошло трехчасовое свидание Владислава Ковалева с матерью и сестрой. Поздно вечером их этапировали в СИЗО №1 на Володарского, а ночью расстреляли. 16 марта Кэтрин Эштон призвала не расстреливать Коновалова и Ковалева, а они уже к этому моменту 4 дня, как находились в могиле.

И еще один интересный факт. В сети на разных площадках появилась информация, что приговор приводился в исполнение в присутствии начальника СИЗО Дубровского, а непосредственным исполнителем был некий офицер по фамилии Шех. Первой мыслью было, что подобная информация может исходить от одного человека -- бывшего начальника СИЗО №1 Олега Алкаева, получившего политическое убежище в Германии. Но, зная Алкаева, можно со стопроцентной уверенностью сказать, что он никога не переступит черту, и не назовет ни одной фамилии тех своих сослуживцев, которым это может навредить. И дело тут не в преданности режиму, а в профессиональной этике, которую он ни разу за все эти годы не преступил. Поэтому, мне кажется, что сливает фамилии кто-то из своих, пытаясь дистанцироваться от постыдного расстрела тех, чья вина не была доказана.
promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…
сильный

Как проводится смертная казнь в Беларуси?

Оригинал взят у chudentsov в Как проводится смертная казнь в Беларуси?

Руководитель группы называет фамилию, и первого осужденного приводят в кабинет. Согласно инструкции, прокурор задает осужденному вопросы, уточняющие его анкетные данные. Убедившись, что перед ним находится именно тот человек, личное дело которого находится у него в руках, прокурор объявляет ему, что его ходатайство о помиловании, направленное на имя Президента Республики Беларусь, отклонено, и что в отношении его приговор будет приведен в исполнение. Осужденный, находящийся в этот момент на грани почти что полного безумия, превращается в покорное, безропотное существо, практически не понимающее, что происходит.


После последних слов прокурора руководитель специальной группы подает команду своим подчиненным об "этапировании" приговоренного к расстрелу. Осужденному завязывают повязкой глаза, чтобы он не ориентировался в пространстве, и уводят в соседнее, специально оборудованное помещение, где его уже ожидает исполнитель с пистолетом наготове. По сигналу исполнителя двое сотрудников перед специальным щитом-пулеуловителем опускают осужденного на колени, после чего исполнитель стреляет ему в затылок.

Смерть наступает практически мгновенно. Вся процедура казни, начиная с момента объявления Указа Президента об отказе в помиловании, до выстрела в голову, длится не более двух минут. Поэтому могу утверждать, что в этот момент осужденный абсолютно не соображает, что с ним происходит, и смерть приходит к нему внезапно. Конечно, после объявления прокурора об отказе в помиловании он испытывает сильнейший стресс, понимая, что его казнят, но он думает, что все-таки это будет не сейчас и не здесь, так как явных признаков того, что это произойдет здесь и немедленно, он не видит. И именно это дает ему надежду на то, что он ещё немного проживет. Хоть день, хоть час, хоть пять минут, но поживет...

Читать полностью - на сайте РСН

сильный

Витебское дело. Акт II

Photobucket

Однажды я разговаривал с сотрудником белорусских спецслужб, обсуждая с ним возможность получения максимальной информации по фактам убийства Димы Завадского, Виктора Гончара и Толи Красовского. Кое-что он мне сообщил, а про остальное добавил: "Когда время придет, в служебный вход здания КГБ будет очередь стоять, желающих дать показания". Я спросил его, сколько, по его мнению, человек в разной степени информированы о том, что происходило во время убийства. Он ответил: "Около ста двадцати". Я был ошарашен. Потом и вправду, под видом сотрудников спецслужб, нашим друзьям удалось допросить солдата срочной службы, стоящего в карауле во время убийства Виктора и Толи. И, при этом, получить от него полезную информацию. Тогда я понял, что аллегория об очереди в КГБ для дачи показаний -- это не совсем-то и аллегория.

Теперь новое дело -- о терроризме. Что это за пацаны, я не знаю. Некто Коновалов и некто Ковалев. По обоим вижу -- не террористы. Ни шиша не понимающие в политике, на суде робко повторяющие: "Я это сделал для дестабилизации обстановки". Нестыкуемые факты, отсутствие внятных улик, отсутствие мотива... Пустое, как барабан, дело, отправляющее мысли лишь в одну сторону -- к спецслужбам. А теперь представим, сколько "подельников" у этого судилища. Ведь отдавали приказы не эти шавки-следователи, или судья, не понимающая что ее ждет в будущем. Отдавали приказы конкретные люди из Совбеза, КГБ, администрации президента... И, в конечном итоге, коснись реального расследования, цепочка приведет наверх. На самый верх. При этом, обнаружив целую свору тихих подельников, не засвеченных перед телекамерами.

Похоже, со временем нас ждет новое "Витебское дело", которое начнет раскручиваться лишь тогда, когда для этого возникнут предпосылки. Но оно гарантированно будет расследовано, поскольку диктатура эта колхозная, и все в ней "близко к поверхности", стоит лишь чуть копнуть.

А пацанов жалко. Еще две жертвы мерзкого времени -- слабые, чтобы произнести правду, но сильные, чтобы выслушать смертный приговор.
сильный

Никто не забыт...

Решил обнародовать часть информации по сотрудникам КГБ, преуспевшим в шантаже, запугиваниях, нарушениях всех мыслимых законов. Если у вас найдется свободная минутка -- позванивайте им, вдруг есть какая-то дополнительная информация по делу. В этой главе -- первый список следователей, которые вели дела по событиям 19 декабря.

Photobucket

Миронов Максим Александрович – следователь КГБ РБ (фигурирует в заявлении А. Санникова о пытках).
Телефон +375447500503

Фетисов А. Н. – оперуполномоченный ГУЗКС и БТ КГБ РБ, капитан. Участвовал в задержании Владимира Кобеца, составлял протокол задержания, хвастался, что «вычислили по телефону жены». Фигурирует в заявлении А. Санникова о пытках.

Солдатенко Виталий Владимирович – старший следователь по особо важным делам 2-го отдела следственного управления КГБ РБ, майор юстиции. Оформлял арестованных в КГБ после задержания.
Телефоны +375172199567, +375296351486

Германович Владимир И. – сотрудник КГБ РБ, (специалист по допросам без адвоката, интересовало – финансы, компьютер, Восточное партнерство. Участвовал в обысках.
Телефон +375291076003

Дудкин И.В. – дознаватель КГБ РБ. Производил обыски.

Сосновский В.И. – сотрудник КГБ РБ. Проводил обыски.

Драгун Степан Вячеславович – оперуполномоченный КГБ РБ, капитан, участвовал в задержаниях, в обысках, в изъятии оргтехники, прослушке телефонов Санникова и его штаба, в допросах без адвокатов, занимался вербовкой.

Котенев Игорь – сотрудник антитеррортстического центра КГБ РБ (работа на полиграфе).

Бычек Константин Федорович – следователь следственного отдела УКГБ Республики Беларусь по Витебской области, старший лейтенант юстиции.

Демин Денис Васильевич – старший следователь следственного отдела УКГБ Республики Беларусь по Брестской области, майор юстиции.
Телефон: 564 05 65

Васильченко Д.А. – следователь по ОВД следственного отдела УКГБ Республики Беларусь по Брестской области, майор юстиции. Вел дела Владимира Кобеца и Натальи Радиной. Постоянное использование угроз в течение следствия.
Телефоны +375297205963, +375447473202

Кулик Николай Николаевич – прокурор г. Минска, государственный советник юстиции 3-го класса.

Мацель Владимир Михайлович – заместитель прокурора города Минска.

Казакевич Г.А. – начальник следственного управления ПР ГУВД Мингорисполкома, подполковник милиции.

Сукало А.Н. – начальник отдела СУ ПР ГУВД мингорисполкома, подполковник милиции.

Купка Д.А. – старший следователь СУ ПР ГУВД Мингорисполкома майор милиции
сильный

"Литовский" арест белорусского правозащитника

Photobucket

Вице-президент Международной федерации прав человека Алесь Беляцкий был задержан сегодня в Минске.

После обеда возле минского офиса правозащитной организации Правозащитный центр «Весна», стали собираться подозрительные люди в штатском. Сотрудники «Весны» еще до прихода «гостей» покинули помещение и в офисе никого не было. Правозащитник Андрей Сушко сообщил, что во дворах стояли две машины с людьми в штатском, а на скамейке у подъезда сидел участковый. Видимо, таким образом готовилась операция по захвату Беляцкого.

Сейчас в доме у председателя «Весны» проходит обыск. Самого Алеся Беляцкого задержали недалеко от квартиры на площади Победы. По предварительной информации, обыск происходит по приказу Департамента финансовых расследований. Также обыск идет на центральном офисе центра.

На сегодняшний день, Правозащитный центр "Весна" -- самая эффективная из белорусских правозащитных организаций. Именно структура Алеся Беляцкого на своих плечах вытащила защиту в судах осужденных по делу "19 декабря", убеждая адвокатов заняться этими сложными и рискованными делами. Именно она организовала сбор львиной доли финансовых фондов поддержки репрессированных и их семей. Можно предъявить много претензий этой организации, как и любой другой живой структуре, работающей в условиях несвободы, но, по факту, они сегодня лучшие. И именно поэтому на них сегодня направлен основной удар, призванный выбить одну из опор, поддерживающих белорусское сопротивление.

Весь ужас нынешней ситуации вокруг "Весны" в том, что предпосылки для нанесения этого удара были созданы отнюдь не Департаментом финансовых расследований, ведущем дело, а руководством соседнего государства.

Ни для кого не секрет, что многие оппозиционные общественные организации зарегистрированы в Литве, поскольку не могут вести хозяйственную деятельность на родине. Кто-то из этих организаций официально зарегистрирован, и пользуется банковским обслуживанием на правах юридического лица, кто-то -- открыл банковский счет на физическое лицо, и использует его для получения финансовой помощи своим структурам. Все это делалось с разрешения литовских властей и при поддержке местных общественных организаций, помогающих белорусским коллегам с легализацией в соседней стране.

Несколько месяцев назад ситуация резко изменилась. Видимо, виной тому стала открытая поддержка политики Александра Лукашенко, декларируемая президентом Литвы Далей Грибаускайте. Неизвестно кому персонально принадлежит приказ, но месяц назад Литва выдала всю банковскую информацию по белорусским общественным организациям, зарегистрированным в этой стране, частные банковские счета белорусских общественных деятелей и проводки по этим счетам по запросу белорусского Департамента финансовых расследований. Теперь под ударом находится не только Алесь Беляцкий и Правозащитный центр "Весна", но и целый ряд белорусских независимых общественных организаций и общественных деятелей.

Литовское руководство в очередной раз предало белорусские демократические силы, и в очередной раз подорвало веру белорусов в то, что Европа искренне желает стереть со своей карты позорное пятно диктатуры.

сильный

Уганда. Продолжение пути...

Завтра утром уезжаем на север Уганды -- в лагерь, созданный для перевоспитания малолетних солдат-убийц. Создал его наш знакомый -- программный директор Национального театра Уганды. Он и попросил наладить контакт с жителями лагеря на предмет дальнейшего сотрудничества. Район там непростой, еще 2 года назад там шли бои, да и сегодня местные жители говорят "смотрите там внимательно".

Сегодня я не был особенно внимателен, и карманник упер у меня из рюкзака iPhone. Расслабился после Руанды, где случаев воровства практически нет. Кампала -- жуткий город с непролазной грязью, хаотичным движением транспорта, брутальной преступностью и диковатыми неулыбчивыми людьми, прячущимися от объектива фотоаппарата.
сильный

Воруют.

Вчера в интернете наткнулся на любопытную информацию:
5 августа, Омский северный драматический театр, премьера спектакля "Полуночная жертва" по пьесе Н. Халезина.

И ни ответа, ни привета. Молодцы.
Теперь придется объяснить северным товарищам через суд, что такое авторские права.
сильный

Это письмо женщин, которых отвезли в жодинское СИЗО...

"Наш карцер № 5 выглядит следующим образом: длина 3 м 65 см, ширина 1м 70 см, окно напротив двери 83/83 см над полом 1м 60 см. Окно закрыто плотной решеткой, которая почти не пропускает свет. Деревянные 2-х местные нары (2-х уровневые), длиной 1 м 90 см, шириной 70 см. Спать нам приходится на голых досках, без спальных принадлежностей. Карцер круглосуточно освещается тусклым светом. Мы имеем «настоящую парашу», расположенную рядом с нарами, не отделенную от нас даже стенкой. Холодная вода из ржавого крана поступает в «парашу». Температура в камере около 0 градусов, сквозняк.

В камере № 9 девочкам приходится спать вдвоем на одних деревянных нарах. «Строгий» режим сегодня пошел напопятную, обращаться с нами стали человечнее, без оскорблений — и это наша огромная победа. Ни мы, взрослые, ни девочки не сломались под прессингом психологического и физического унижения.

Хочется рассказать о героизме наших девочек. Несмотря на то, что с ними обращались как с преступницами, они оказались сильнее и мудрее этих мужланов в форме. Несмотря на жесткие условия содержания, психологические издевательства, из каждой камеры раздаются смех, песни, лозунги. Триумфом нашей победы стали лозунг «Застаемся разам», а также песня «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

Бесконечно звучат лозунги «Жыве Беларусь!», белорусские песни. По нашим наблюдениям, в нашем СИЗО минского района на Скорины находится около 70 женщин. На счастье, мы, взрослые, были вместе с нашими девочками и пресекали попытки унижения. Мы не знаем, что нас ждет завтра (будет суд!), и куда нас поместят. Но хочется верить, что самые страшные унижения уже позади: 3-х часовые стояния на морозе лицом к стене около СИЗО на Окрестина, избиение наших мужчин на наших глазах, отсутствие информации, куда нас везут и что будет дальше, раздевание до трусов при личном досмотре.

У нас изъяли абсолютно все: нет зубной пасты, щеток, средств личной гигиены. Сделано все, чтобы «опустить» нас как женщин. Это происходило с первых минут нашего захвата. Представьте себе, среди ночи, в 3 часа, вас окружает сотня вооруженных черных мужчин – робокопов, множество металлических фургонов, в которые вас затягивают силой, многих тащили за волосы по асфальту. Не все могли быть сильными в этой ситуации, девчонки некоторые плакали. На наши вопросы, куда нас везут, отвечали — в морг или в лес, расстреливать и насиловать.

Девушек заставили «откатать» отпечатки пальцев, сняли на камеру «анфас и профиль», пригрозив, что не будут приносить передачи в случае отказа.

Здесь есть время подумать и осмыслить, что произошло. Никто ни о чем не жалеет, это постоянно обсуждается! Атмосфера свободы из нашего вольного города была перенесена в СИЗО. В данный момент мы слышим смех из камеры напротив, а несколько часов назад великолепный сильный голос исполнял на всю тюрьму песню «Ты же выжил, солдат». Камеры аплодировали и кричали: «Браво!».

Щемит сердце, когда смотришь на этих образованных, умных, с харизмой, целеустремленных девушек, которые пришли на площадь по зову сердца, и не жалеют. Каждая из них понимает, с чем сопряжен их арест. Скорее всего, они потеряют учебу, работу. Мы, взрослые, смотрим на них как на героев, и гордимся ими.

В камере № 9 нет ни одной девушки, принадлежащей к какой – либо организации или партии. Но по гражданской позиции все они патриотки.
Хочется рассказать об одной женщине, Валентине из Минска, и ее сестре Вере из Пинска. В какой – то момент Валентина позвонила Вере и сказала: «Что нам сидеть в тепле, если на площади мерзнут дети?». Вера одела на себя 3 пуховых свитера, взяла билет и приехала в Минск. Она не уходила с Майдана. Сейчас она с девушками и помогает им выстоять.

Самым большим подарком с воли стало известие о том, что 25.03. на Октябрьской площади собрались люди, и было их много. Мы все кричали «Жыве Беларусь!», и плакали. Завтра у нас суд. И мы думаем о том, как быть красивыми и сильными».