?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

сильный
kilgor_trautt

Белорусские наемники в Ливии

В Ливии задержали белорусских наемников (www.charter97.org)

Около трех десятков белорусских военных задержано в разных частях Ливии во время боевых действий.

Об этом charter97.org сообщил Николай Халезин со ссылкой на источник в Переходном национальном совете Ливии.

По данным Халезина, под стражей находится около 20 человек, около 10 были убиты во время захвата. С оставшимися в живых белорусами работают следователи, которые пытаются выяснить, каким образом белорусские военные попали в Ливию и чем они занимались в охваченной восстанием стране. По информации источника, большинство задержанных оказались снайперами.

Мы попросили Николая Халезина прокомментироать эту информацию:

- Николай, откуда у вас информация о белорусах в Ливии?

- Ее нам предоставили представители Ливии, близкие к нынешнему руководству страны.

- Вы можете назвать точное число захваченных белорусских наемников?

- Назвать сегодня точные цифры не предоставляется возможным, поскольку идут допросы, устанавливаются личности наемников, их национальная принадлежность. Была озвучена цифра - около трех десятков человек, из которых более десятка были убиты в ходе боевых действий, и несколько расстреляно после захвата.

- Есть ли информация, кто эти люди, чем они занимались в Ливии?

- Подавляющее большинство -- снайперы. Уточненных данных пока нет.

- Удалось ли узнать, как белорусы попали в зону боевых действий? Кто их доставил в Ливию, кто формировал группу, осуществлял руководство?

- Пока можно сказать только о том, что это был не стихийный набор наемников, а тщательно организованный процесс с переброской белорусов в Ливию. Возможно, для этого использовались третьи страны. Повторю -- допросы идут, и, надеюсь, в скором времени появится более подробная информация.

- Что теперь может ждать этих людей?

- Это люди, находящиеся вне закона. Причем, вне ливийских законов, и вне белорусских, поскольку наемничество в Беларуси уголовно наказуемо. Мы будем активно общаться с нашими ливийскими партнерами, чтобы попытаться досконально разобраться в ситуации.

promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…

сильный
kilgor_trautt

Сергей Невский. Интервью журналу КВИР

Очень интересное интервью Сергея Невского n_voice о музыке, музыкантах и гомосексуализме. Взрослое, чрезвычайно точное и современное по интонации. Решил опубликовать у себя в блоге полностью, по просьбам многих френдов.
Памятник Чайковскому у московской консерватории ― одно из любимых мест для манифестаций гей-активистов. Что вы думаете о вовлечении Петра Ильича в квир-акционизм?

Лет десять назад в европейских магазинах появился смешной компакт-диск под названием «American gay composers». Смешным он был потому, что на нем были записаны все более-менее известные американские композиторы 20-го века: Барбер, Коуэл, Копленд,
Кейдж, Бернстайн. Это лишнее доказательство того, что сортировать композиторов по сексуальной ориентации абсолютно бессмысленное занятие. Что касается Чайковского, то он, как известно, был социофобом, с посторонними людьми общался весьма ограниченно и, думаю, любой активизм, связанный со своим именем воспринял бы с ужасом.

Не случилось ли в массовом сознании того, что гомосексуальность композитора абсорбировала его творчество?

Еще Венедикт Ерофеев заметил, что русских людей гомосексуальность ― реальная или вымышленная ― интересует больше всего на свете: «У публики ведь что сейчас на уме? Один гомосексуализм. Ну, еще арабы на уме, Израиль, Голанские высоты, Моше Даян. Ну, а если прогнать Моше Даяна с Голанских высот, а арабов с иудеями примирить? ― что тогда останется в головах людей? Один только чистый гомосексуализм». Поэтому, боюсь, что влиять на массовое сознание мы бессильны.
Read more...Collapse )


сильный
kilgor_trautt

Наталья Радина. Побег к самой себе

Несколько месяцев назад, когда Наташа Радина еще находилась в Беларуси, Юра Дракохруст попросил написать эссе о ней, которое должно было быть опубликовано во время начала судебного процесса. Я знал, что скоро ее в Беларуси не будет, и потому писать не стал. Но несколько дней назад Юра снова попросил написать материал для книги, куда войдут эссе обо всех политзаключенных, и я "возвращаю долг".

Photobucket
photo © kilgor_trautt

Николай Халезин
Девчонка из стали

Она вошла в кабинет и села на стул. Повисла напряженная тишина. Семнадцатилетняя черноглазая девчонка в брючном костюме, с приглаженными темными волосами, смотрела на руководителей газеты взглядом партизанки, приготовившейся к допросу. Ее губы были нервно сжаты, плечи наклонены чуть вперед – скрытая решимость к любому повороту событий.

Отдел новостей газеты «Имя» пополнился новой сотрудницей – Натальей Радиной, студенткой первого курса факультета журналистики. Она обошла три десятка соискателей, принесших папки, набитые собственными публикациями, и длинные перечни изданий, где им довелось служить. Ей не нужно было задавать вопросов на собеседовании – в ее взгляде было все, что нужно для овладения профессией журналиста – любопытство и решимость.

Позже этот ее взгляд я буду вспоминать, когда она попадет в тюрьму, и безвестность будет рисовать жуткие картины того, что с ней может происходить. Оставалось уповать на этот ее взгляд, который не позволит сотрудникам спецслужб игриво куражиться над беззащитной девушкой. Взгляд, способный отрезвить и заставить общаться на равных.

Чувство вины – еще одна примета того времени. Ты на свободе, она в тюрьме. Я накричал на нее прямо перед арестом. Желая находиться в гуще событий, она оказалась между двумя шеренгами – омоновцев и демонстрантов. В итоге – удар щитом и сотрясение мозга. Но она вернулась в редакцию и продолжила работу вплоть до того момента, когда дверь офиса Хартии была взломана сотрудниками спецслужб. Перед этим я кричал ей в трубку о том, что она опытная журналистка, и не имела права так рисковать, оказавшись в том месте, где существует риск потерять жизнь после одного удара в висок. Она тихо ответила: «Ты полагаешь, сейчас уместно на меня так кричать?». Неуместно. Глупо. Безответственно. Кричать на девушку, у которой к тому моменту боль не давала возможности поворачивать голову, а тошнота не отпускала ни на секунду. На девушку, которую спустя час арестуют и отвезут в тюрьму.

За все эти полтора десятка лет не могу вспомнить момент, когда бы Наташа не сделала то, о чем ее попросили. Пожалуй, и не было такого момента. Стальная надежность, не свойственная инфантильному поколению, взросшему в период белорусской диктатуры. Патологическая честность, подчас мешающая отношениям. Гиперпорядочность, зачастую ошибочно принимаемая окружающими за позу.

«Ты точно готова?», – «Да». «Ты понимаешь, что придется сидеть без связи до тех пор, пока не появится возможности выехать из страны?», – «Да». «Тебе придется полностью довериться человеку, который будет заниматься твоей эвакуацией; все решения будет принимать только он». После паузы, словно не желая расставаться с правом контролировать ситуацию, – «да». Несколько недель в доме, вдали от населенных пунктов – без общения,без средств коммуникации. Словно пауза между тюрьмой и свободой. Потом несколько часов езды, пересечение границы. Только она может рассказать, о чем думала в эти часы, кажущиеся бесконечными. Можно только предположить. О друзьях, оставшихся в тюрьме; о нашем друге Олеге Бебенине, которого мы потеряли осенью, накануне выборов; о родителях, которых допрашивают после отчаянного побега дочери...

Преданность профессии сыграла с ней злую шутку. Семейная жизнь до сих пор не смогла встроиться в журналистскую константу. После вынужденного побега из Беларуси, четыре месяца Наташа вынуждена была скрываться у наших родственников в Москве. Тихое заточение в окружении добрых и любящих людей. И вдруг – приготовление обедов и еженедельная уборка квартиры. По собственному желанию, как попытка получения новых эмоций; затем – увлеченно и заинтересованно. И снова, как в журналистике – педантично и профессионально; сосредоточенно и внимательно. Почти полноценное ощущение большой семьи – четверо взрослых и четверо детей. И последующее признание – «оказывается, мне нравится готовить; оказывается, мне нравится большая семья; оказывается – это здорово». Уже без скорби по одиночеству; словно навсегда покидая башню из слоновой кости; словно прощаясь с прошлой жизнью – девочки со сжатыми губами.

Отчаяние. Безуспешная попытка оставаться все такой же «девчонкой из стали», после нескольких месяцев безуспешных попыток выбраться из России. Слезы, которых не дождались следователи КГБ, но которые было не сдержать от невозможности повлиять на ситуацию. Мобилизация на работу, но снова приступ отчаяния. И, как подарок небес, семья, практикующая йогу; семья, до самоотречения готовая помогать. Спасительные медитации, лечебные процедуры. Словно ей нужны были эти четыре месяца для того, чтобы поправить здоровье. Чтобы снова ринуться в бой.

На протяжении всех лет – поддержка родителей. Безоговорочная, основанная на абсолютном доверии. Родители, обожаемые дочерью; родители, которых так не хватало все эти месяцы. Лишь короткие сеансы телефонной связи – с использованием двух компьютеров, чтобы невозможно было отследить звонок. И долгожданная встреча с мамой, которая даже не могла предположить, в какой из стран находилась ее дочь.

Когда она увидела фотографии демонстрации, во время которой Джуд Лоу нес по Лондону ее портрет, пошутила, вытерев слезы: «Теперь жизнь прожита не зря». Не зря. Но не потому что Джуд нес ее портрет, а потому, что продвигается по жизни она правильным маршрутом – последовательно, честно и без ссылок на слабость.

Этот год изменил Наташу. Сквозь ее «стальную» оболочку стал проступать новый образ – привлекательной молодой женщины, готовой к трансформациям, готовой принять себя, изменившуюся. Как будто высокая температура происходящих событий стала отогревать ее, лишая внешней брони. Достоевский в своем «Подростке» написал: «Смехом иной человек себя совсем выдает, и вы вдруг узнаете все его подноготную». Она смеется открыто и задорно, словно демонстрируя нам эскиз себя новой, измененной: открытой, но не для панибратства; рассудительной, но способной на отчаянный поступок; мягкой, но не слабой...

Так получилось, что в авангарде борьбы с диктатурой оказались белорусские женщины – не вытолкнутые мужчинами в первую шеренгу, но вставшие в нее сами. Достойно, без визга и истерик. Просто вышли вперед, и показали как надо. Радина, Богданова, Халип, Коляда, Красовская, Калинкина, Тонкачева, Коктыш, Палажанка... Как на подбор – красивые, умные, отважные, успешные. И каждая – со своей трагедией, со своей болью. Но и со своей силой, которая, в итоге, и сокрушит нынешний порочный режим.



сильный
kilgor_trautt

Мгновения чувств

Наш друг, адвокат Мэтью Джури, как-то попросил нас помочь своей сестре. У Мэтью было две сестры, но одна умерла от онкологического заболевания, когда была совсем маленькой, и в память о ней старшая ведет кампанию по сбору средств для детей, больных раком. Она просит известных людей нарисовать что-то на картонном прямоугольнике и оставить автограф. Затем эти картинки продаются на благотворительном аукционе, а вырученные средства идут в фонд помощи детям, больным онкологическими заболеваниями.

Photobucket

На Stoppard-party, которое прошло в Лондоне 3 сентября, мы решили совместить приятное с полезным и попросили своих знакомых, и не только знакомых, актеров и драматургов нарисовать моментальные рисунки для благотворительного аукциона. Мне показалось, что подобное моментальное творчество, когда у человека есть всего несколько минут на рисунок, может многое сказать о характере творческой личности.

Любопытно, что Миранда Ричардсон, к примеру, нарисовала Алана Рикмена; Дайана Куик -- свою любимую дочь Мэй; Том Стоппард -- традиционного носатого пса; знаменитый "Дамблдор" Майкл Гэмбон, как и Руфус Сьюэлл -- себя, но почему-то в образе полицейского, а Ким Каттрелл без раздумий просто поцеловала открытку...
Read more...Collapse )


сильный
kilgor_trautt

Stoppard-party

Когда Том прислал нам приглашение по почте, это выглядело как милая шутка -- странно получать официальный конверт от человека, с которым связываешься по телефону едва ли не ежедневно. Текст приглашения еще больше убедил в том, что чувство юмора Тома никогда не покидает. На белом картонном прямоугольнике значилось "Дорогие Наташа, Коля, Дана, Юра, Том Стоппард будет дома 3 сентября с полудня до заката солнца". Мы посмеялись, и освободили половину субботнего дня, чтобы провести его с Томом, и, скорее всего, с его сестрой, сыновьями и внуками.

Только выйдя из дому мы поняли, что идем не домой к Тому -- на приглашении значилось меcто встречи: "The Chelsea Physic Garden". Входя в небольшой парк, расположенный в Челси, мы увидели табличку "К сожалению, сегодня мы не можем принять посетителей и постоянных членов клуба". Стало понятно, что мы пришли на традиционное Stoppard-party, которое Том Стоппард проводит раз в два года.

Photobucket
Директор Белорусского Свободного театра Наталья Коляда и Майкл Биллингтон

Еще в начале 90-х годов Том Стоппард стал раз в году летом, в августе, собирать всех своих друзей на пикник. Учитывая тот факт, что Том человек, который плохо переносит шумные мероприятия, он стал собирать друзей с периодичностью раз в два года.Пожалуй, нам стоило предположить, что мы оказались приглашены именно на это мероприятие, но карты спутала дата -- до сих пор это мероприятие происходило традиционно летом, и лишь в этом году встречу перенесли на раннюю осень.Read more...Collapse )

сильный
kilgor_trautt

Белорусский Свободный театр. Эдинбургский театральный фестиваль (фото)

"Письмо для Кэти Акер. Минск'11"
Актеры: Виктория Биран, Никита Володько, Павел Городницкий, Алексей Наранович, Яна Русакевич, Олег Сидорчик, Денис Тарасенко, Римма Ушкевич, Юлия Шевчук
Режиссер: Владимир Щербань
Помощник режиссера: Светлана Сугако
Продюсеры: Наталья Коляда, Николай Халезин, театральная компания Fuel

Minsk'11
Read more...Collapse )

сильный
kilgor_trautt

Дартингтон. Соната в зеленых тонах

Dartington

Дартингтон – это поселок в графстве Девон, расположенный в трех километрах от города Тотнес. Географическое расположение Дартингтона могло бы сделать этот поселок достаточно дорогим курортом, чему способствует невероятно красивый ландшафт и близость к морю, но в артистической среде Британии этот населенный пункт стал известен совсем по другому поводу.
Read more...Collapse )

сильный
kilgor_trautt

Ирина Халип. «Предательство, деточка, - это так просто!»

Photobucket

Скотская свадьба с последующим пиаром

Cветская хроника со свадебными фотографиями Романчука – это уже за гранью добра и зла.

Никита Лиховид не вылезает из карцера. Его маму посадили на 10 суток, его адвоката лишили лицензии, и теперь его некому защищать. Дмитрия Дашкевича «ломают» в Горецкой колонии. Операция Дмитрия Бондаренко без необходимой реабилитации может стать для него фатальной. На остальных политзаключенных давят, требуя писать прошения о помиловании, а в ответ на их решительное «нет» угрожают, лишают права писать и звонить раз в неделю домой.

Но что на этом информационном фоне становится главной новостью для некоторых моих коллег, независимых журналистов? Правильно, свадьба Романчука! Гламурная пьянка с Толиком Лебедько в качестве свадебного генерала. Иные новости, несомненно, не заслужили права быть главными. Репрессии – это привычно. Это уже вообще, можно сказать, для нас не новости. А вот свадьба Романчука, в которую никто не верил по причинам генетической невозможности, - это да, событие. Сенсация. Первая полоса. Лиховида оставим для рубрики «Разное».

Но я не о Романчуке, я о коллегах, которые расписывали эту свадьбу и лили слюни от умиления. Коллеги-друзья-господа, вы сдурели? После 20 декабря, когда этот невзрачный человек с кашей во рту произнес чужую речь, одобряющую наш с мужем арест, у него был лишь один достойный выход из ситуации – пойти и застрелиться. Да и у журналистов был один достойный выход из ситуации – забыть Герострата. Не упоминать, не давать слова, не задавать вопросов. Стереть из памяти. Не дать ему возможности красоваться и гордиться собственной подлостью. Как говорил когда-то писатель Виктор Шкловский своему литературному секретарю Любови Аркус, «предательство, деточка, - это так просто!». Отличная фраза. Конечно, просто. Но вот гордиться предательством и всячески им бахвалиться – это уже сложно. Потому что нормальный человек предпочтет, чтобы о его предательстве все побыстрее забыли. Заляжет на дно, уедет в провинцию, отключит телефон, сменит имя и профессию. Но не этот. Он до сих пор наслаждается собственной подлостью, а некоторые мои коллеги с упорством персональных биографов фиксируют каждый его чих. Правда, когда мой муж во время суда и допроса Романчука в качестве свидетеля бросил ему в лицо: «Подлец!» - мои коллеги, присутствовавшие в зале, предпочли этого не услышать.

Я знаю, друзья, все, что вы можете мне возразить. Что каждый человек имеет право высказываться и быть услышанным. Что каждый подлец имеет право оправдываться. Что мы, независимые журналисты, - это вам не какая-нибудь «Советская Белоруссия», и, в отличие от нее, даем возможность говорить всем, потому что мы за свободу слова. Что великий Вольтер говорил: «Я не согласен ни с одним вашим словом, но готов умереть за ваше право это говорить».

А я вот не готова. Не готова умирать за право какого-нибудь фашиста свободно кричать «хайль Гитлер!», за право педофила пропагандировать свои взгляды на газетных страницах, или за право подлеца пиарить собственную подлость. Да и за право лукашиста рассказывать громко, за что он любит Лукашенко, я не умру. Я предпочитаю жить без свободы высказываний для фашистов, педофилов, лукашистов и прочей нечисти и нежити. И не нужно думать, что я против свободы слова. Но такой хоккей мне не нужен.

Даже когда Романчук прекратил дозволенные речи, их продолжили вы, коллеги. Вы регулярно обращались к нему за комментариями, интересовались, что он в данный момент чувствует, хорошо ли живет, и радостно провозвещали: «У него все прекрасно! Он ни о чем не жалеет, не знает, что такое чувство вины, и катается на лыжах для улучшения цвета лица. Просто замечательный ньюсмейкер». Вы это делали в то самое время, когда мы с мужем сидели в тюрьме и не имели возможности плюнуть ему в лицо. И никто из вас не плюнул ему в лицо хотя бы из профессиональной солидарности с арестованной не без его участия коллегой.

Мой главный редактор Дмитрий Муратов, приехавший в Минск после приговора, убеждал меня: «Я понимаю, как тебе хочется высказаться по поводу Романчука. Не делай этого, будь выше всяких мудаков. Ну в конце концов, будь великодушной: вдруг у человека 19 декабря случилась какая-нибудь трагедия – например, курица или рыба в холодильнике протухла, - вот он и оказался не в ладах с собой». Дима был прав, и я молчала. Долго. Но светская хроника со свадебными фотками Романчука – это, ребята, уже за гранью добра и зла, а также профессиональной этики. Так что к черту политкорректность.

Удивили, впрочем, не только коллеги, но и Анатолий Лебедько, преспокойно явившийся на это свадебное шоу после того, как Романчук во время его отсидки одним-единственным поступком превратил ОГП – некогда партию блестящих личностей – в гоп-компанию лузеров. Если бы Романчука выгнали к черту – за предательство, за то, что опозорил само название ОГП, за сволочизм, - партия сохранила бы лицо. Но – не выгнали, хотя политический мастодонт и совесть ОГП Станислав Богданкевич это предлагал и был прав. Но предпочли остаться в том же составе с мерзким душком тухлой рыбы из холодильника Романчука, не понимая, что тоже провоняли насквозь. А Толик, прошедший тюрьму и узнавший цену предательству, вообще заявил, что Романчука нужно оставить в партии, поскольку тот поклялся: он не связан с КГБ. Не знаю, не могу ничего утверждать. Может быть, и не связан: такие не нужны даже КГБ. Их используют один раз и выбрасывают за ненадобностью. Во времена моего детства таких, как Романчук, называли одним простым и емким словом: гондон.

Ирина Халип, специально для charter97.org

сильный
kilgor_trautt

"Ну эта падонки!" (для обязательного просмотра)


сильный
kilgor_trautt

Других не знаю!

Женя Огурцов, по-моему, написал один из очень важных и своевременных материалов. Написал о том, о чем стараются кокетливо молчать в белорусском политическом бомонде -- о лицемерии и трусости. Рекомендую.
Наши лидеры сегодня в тюрьме. Других не знаю!

Стыдно господа, как стыдно за себя и своих коллег.

Права, совершенно права Светлана Калинкина, написав про лагерную жизнь Никиты Лиховида, мальчишки-героя, настоящего гражданина своей страны, который страдает не за деньги или должность, не за политические амбиции, а за свои убеждения, за свободу и демократию в своей стране. Для меня этот материал прозвучал упреком, а тут еще и послание из тюрьмы Дмитрия Бондаренко, который находится в аду, без всяких кавычек – в аду!

Мы в детстве восхищались подпольщиками и партизанами, которые в застенках гестапо мужественно держались и не предавали своих. А что происходит у нас, в демократической по конституции Беларуси? Ведь Бондаренко, Санников, Лиховид, Статкевич, Усс и другие «декабристы» отбывают наказания по уголовным статьям, будучи абсолютно невиновными. Каково им быть чужими среди как бы своих? Как можно проявлять высшее состояние духа, порядочность и благородство во враждебной среде. Там, на воле – тоже Беларусь. Однако, они верны другой, настоящей, не из телевизора Беларуси. Той, которую они хотят построить: независимую, демократическую, свободную, где гражданин – высший титул в государстве.

Их, «декабристов» осудила только власть, но не общество. Люди видят в них страдальцев за правду. Так почему же мы дождались слов непонимания со стороны своего коллеги Димы Бондаренко, который устами своей жены рассказал, что... получая в изоляторе МВД независимую прессу, он почти не видит там материалов о людях, которые находятся в заключении за акцию протеста против фальсификации выборов и был удивлен, что о тех, кто после событий 19 декабря оказался на свободе, гораздо больше материалов, чем о тех, кто сегодня находится в тюрьме и чьей жизни сегодня угрожает реальная опасность... Ольга Бондаренко констатирует: «Сегодня независимые белорусские газеты пишут больше, например, о Владимире Некляеве, Андрее Дмитриеве или Виталии Рымашевском, чем об Андрее Санникове, Дмитрии Бондаренко и других узниках совести. А ведь в тюрьмах так важно, когда о политзаключенных пишут в газетах. Ведь там все читают независимую прессу. Это дает определенную защищенность и самое главное – поддерживает дух».

Опять рискну вызвать неудовольствие своих друзей из оппозиции, но, все-таки дам цитату из своего материала от 22.06.2011: «В тот момент, когда коллега по президентским выборам Андрей Санников отбывает срок в лагере усиленного режима и есть опасность, что его могут просто убить, во всяком случае, он об этом пишет, движение «Говори правду» обращается в Минюст о регистрации себя как республиканского общественно-просветительского объединения. Как быстро подсуетились господа правдисты-политтехнологи! Раз, и в дамках: друзья-соперники, бывшие кандидаты в президенты, либо сидят, либо за границей, либо не при делах, а они на политическом пепелище быстренько палатку разбили, да свой информационный товар ну втюхивать по второму кругу забывчивым гражданам!»

Разве не об этом сегодня с болью говорит Дмитрий Бондаренко, находясь в тюремной больнице, готовясь к сложной операции на позвоночнике. И разве это не Правда!

Невозможно нормальному человеку понять, как в 21 веке, в мол-де европейской стране, происходят самые настоящие пытки: «Дима сказал, что политзаключенных пытаются сделать инвалидами. Задача властей – уничтожить их морально и физически. По его словам, впервые он просил оказать ему квалифицированную медицинскую помощь в конце февраля еще в СИЗО КГБ, а первую помощь ему оказали только 22 июня уже в СИЗО МВД. Он потерял здоровье в первые два месяца нахождения в тюрьме КГБ, когда бегал с матрасом и двумя сумками по лестнице во время постоянных обысков, когда стоял на растяжке по часу, а то и по два. Все время нахождения в тюрьме КГБ у него не было спального места, и он спал на досках на холодном полу. Камера была без туалета, и это была настоящая пытка», – рассказала сайту charter97.org жена политзаключенного.

Следует напомнить, что Дмитрий Бондаренко единственный из осужденных за участие в мирной демонстрации 19 декабря 2010 года по статье за «организацию и подготовку действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них» (ст. 342, ч.1 УК РБ).

Что скажу. Люди все видят и все понимают. Можно обмануть одного, двоих, десятерых, но все общество – невозможно. О людях всегда судят не по словам, а по поступкам. Наши демократические лидеры, которые, повторяю, незаконно осуждены, сегодня в тюрьме. Других не знаю!

Евгений Огурцов

сильный
kilgor_trautt

Наталья Радина. Брат на брата

Photobucket

Брат на брата

В СМИ и на интернет-форумы стали вбрасывать информацию, что молчаливые акции протеста в Минске разгоняются наемниками из России.

Вот и 13 июля задержанной журналистке «Ежедневника» Марии Мелехиной арестовавшие ее люди в штатском объясняли в автобусе, что «они из российских спецслужб и им ничего за это не будет».

Уверена, что бритоголовые «качки» в штатском, которые каждую среду устраивают «зачистки» в Минске и во всех белорусских городах, где проходят молчаливые акции протеста – сотрудники белорусских силовых структур. Каких именно – другой вопрос. Сегодня в Беларуси такое количество карательных служб, что они уже начали задерживать друг друга на акциях протеста.
Read more...Collapse )

сильный
kilgor_trautt

Игорь Канюшик

"Я готов отдать свою пенсию. Я инвалид второй группы. Только бы быть независимым!"

Photobucket

Канюшик Игорь, ветеран-афганец, орденоносец, инвалид, бывший сотрудник милиции.
Был арестован 3 июля, увезен на "скорой помощи" после приступа судорог.
Радиоинтервью можно послушать здесь.



сильный
kilgor_trautt

Евсеев (из цикла "Люстрация")

Photobucket

Это полковник Игорь Евсеев -- начальник милиции общественной безопасности ГУВД Мингорисполкома. В последние пару лет, Евсеев -- один из главных карателей, успешно занявший место печально известного начальника ОМОН полковника Подобеда, прославившегося проведением карательных операций против мирных демонстрантов.

Две фотографии ниже -- это полковник Евсеев "в деле" и "на празднике". Слева -- избивает журналиста Гридина, справа -- получает какую-то позорную грамоту с портретом своего кумира -- Колиногопапы™.

А это -- номер телефона полковника Евсеева: +375 29 104 40 12. Если у вас есть желание позвонить полковнику Евсееву или послать sms -- милости просим. Евсеев будет рад, а то ведь "полковнику никто не пишет".

Photobucket Photobucket


сильный
kilgor_trautt

Роторная жатка — это не обмолот!

Photobucket

Высказывания Лукашенко на последней пресс-конференции. Разрешается читать только медикам.
Я сам помню, приехал в город, а они меня все колхозником, деревней называли.

Должна быть хотя бы теплая вода вечером, чтобы молодая доярка могла прийти после работы домой, в постель к мужу помыться.

Я родился в автомобиле, тракторе, машине. Я и сейчас езжу за рулем каждый день.

Под печкой - барсуки. Лоси на фермах. Лошади Пржевальского. Тоже интересно. Но надо деньги.

Летишь над Полесьем. Я люблю там лететь.

Лапти там на Полесье уже сняли.

У нас уже проблема со зверьем сложилась тяжелая. Я за волков боюсь.

Огромные латифундии надо сохранить.

Все же знают, что роторная жатка — это не обмолот.

Я по пластунски ползал по предприятиям, модернизируя их!

Почему президент не отрезал кое-кому голову!? Но я не пацан и мальчишка! Мы сердце умеем вынуть, пришить другое.

Молчи и никому не говори, а то опять кризис вызовешь
(Прокоповичу).

Петр Петрович как пошел большим клином над всей страной.

Вьетнамцы научили нас кушать рис, когда за танки рассчитывались. Гречка, кстати будет.

У каждого в гараже полтонны-тонна бензина. Мы посмотрели в каждую замочную скважину!

Заслуженным пенсионерам не хватает свиной шеи!

Людей, которые по колено зырыты в землю, нет! Вините меня. Метро взорвали — Лукашенко виноват...

Когда я в начале своего президентсва пришёл в Нацбанк, там были рваные мешки и крысы бегали.

Придет время, я скажу, как нас опускают.


У нас 32 тонны золота! Это стратегический запас на время войны!

Мы берем в Азербайджане и Венесуэле нефть! Я ездил и просил на коленях!

Давайте завтра Павла
(Якубовича) выгоним с работы! Но у него же дети, семья, знакомые. Мне в этот хаос не нужен кризис власти.

Я уже разогнал этих контролеров! Я выстроил систему. Моему сыну даже в бане спокоя нет — его информируют, если что-то не так!

Не надо обожествлять частника, не надо из него делать священную корову.

В Прибалтике экономики никакой и замлю не пашут! Вы хотите, что бы и я туда завел свой народ и государство?

Я уже думаю, может вам зайчики не нравятся, давайте другие напечатаем? Может, вам копейки, как в России? Чего миллионы носить?

Водка, хлеб, сигареты — без этого люди не проживут, мы этим предприятиям помогаем!


Задает вопрос журналист ОНТ. «Тебя за оппозицию за границу не пускают?» — «Не пускают!» — «Ну слава богу! Так бы бегал валюту искал!»

Об акции «СТОП бензин» я узнал через несколько дней, после того как принял решении о снижении топлива.

Я хочу, чтоб Минск был такой, какой есть сейчас — семейно-кулуарный город!


Разговор с журналистом: «Пообещайте, что напишите, что я прав!» — «Попробую!» — «Нет, пообещайте!» — «Хорошо» — «Ну вот, как мы быстро договорились!»

Нет тех высот, которые бы большевики не брали. И мы возьмем эти высоты!

Детей как кормили, так и будем кормить. Но всем айпэды не дадим!

Моему сыну 7 лет, он скорее в компьютер лезет, чем читает книги. Книга — это святое, для меня — это икона.

Третий - это мой ребенок. Двое - ваши.

Не дай Бог, ядерная ракеты выскочит и полетит от этих компьютерных технологий.

сильный
kilgor_trautt

Последнее письмо Саше

Последнее письмо Саше

Саша,

Долго сидел перед чистым листом, и не мог начать писать – все не мог найти форму, как к тебе обратиться. Обращаться «на вы» – нелепо, для этого нужно как минимум иметь уважение к человеку, которому пишешь. Да ты и сам, не припомню, чтобы обращался к кому-нибудь «на вы». Писать «здравствуй» было бы странным – хоть я человек вполне гуманистических взглядов, но здоровья тебе не желаю. Посему, так и обратился – «Саша»: неуважительно, фамильярно, и без пожелания здоровья.

Знаю, хочешь спросить – почему я, человек практически незнакомый, решил вдруг тебе написать, вспомнив подзабытый в народе эпистолярный жанр? Попробую объяснить свои мотивы. Очно виделись мы с тобой трижды, и один раз даже пожали руки – было это в те далекие времена, когда большинству населения казалось, что тебя еще можно перевоспитать. Я был тогда журналистом, ты – начинающим царем. Мы находились в перманентном конфликте: я портил тебе настроение своими статьями и коллажами, еженедельно выходившими на последней странице газеты «Имя»; ты – последовательно закрывал все газеты, в которых я работал.

Но пишу я тебе совсем не поэтому: мог ведь просто ждать своей минуты радости, воспользовавшись неопровержимой мудростью – «если долго сидеть на берегу, увидишь как по реке проплывает труп твоего врага». Ты заставил меня писать, посадив в тюрьму моих друзей. Посадил цинично, подло, проведя их через все круги ада – пытки, унижения, физические страдания. Когда-то один из них – Андрей Санников – писал тебе письма, публикуя их в газетах, и пытаясь наставить на путь истиный: сначала два «Письма Саше», потом «Предпоследнее письмо Саше». Не так давно я понял, что больше он тебе писать не будет – теперь уж вы вряд ли пересечетесь: когда он выйдет на свободу, тебя уже не будет. Вы разошлись во времени – какой смысл человеку, думающему о будущем, общаться с человеком, живущим прошлым. Но будет несправедливым, если никто больше не сможет сказать тебе, что думает о твоей персоне. Поэтому я и решил написать. Написать, чтобы ты понимал – всегда найдется человек, который черкнет тебе пару строк. Пусть даже и в тюрьму.
Read more...Collapse )