kilgor_trautt (kilgor_trautt) wrote,
kilgor_trautt
kilgor_trautt

Categories:

Оттенки времени. Веселый Ярик

Photobucket

Поразительный все-таки человек Ярослав Романчук. Ему бы затихнуть, помолчать, понадеявшись на короткую людскую память, а он не только не затих, но продолжает атаку на тех, кто сегодня сидит в тюрьме. При этом, получает одну трибуну за другой – конференции, публикации, комментарии... И, следует заметить, трибуны эти – отнюдь не белорусские государственные издания, а те, которые принято считать «независимыми» и «демократическими».

Не успел Романчук вернуться с печально известной варшавской конференции, куда был приглашен в качестве одного из ведущих участников, как тут же интернет-издание «Салiдарнасць» берет у него интервью. И не просто интервью, а беседу с Романчуком, словно он премьер-министр крупного европейского государства, ведут два журналиста, включая главного редактора Александра Старикевича. И интервью выходит в двух выпусках, вроде как Романчук получил Нобелевскую премию мира, но не успел сказать в нобелевской речи все, о чем размышлял долгие годы.

О польской конференции говорить отдельно не хочется – в Польше, как и в любом другом государстве, есть герои и есть предатели; есть те, кто плакал во время похорон Ежи Попелушко, а есть те, кто в это время «замачивал» очередную звездочку на погонах; есть те, кто бастовал на Гданьской верфи, а есть те, кто измывался над семьями рабочих; есть те, кто искренне пытается помочь соседней стране, оказавшейся в беде, а есть те, кто на этой беде активно зарабатывает. Пусть поляки сами разбираются со своими героями и своими мерзавцами, а у нас и у самих есть с чем и с кем разбираться.

Вернусь к интервью с несостоявшимся президентом и состоявшимся предателем. Позволю себе прокомментировать несколько цитат, которыми Романчук умышленно пытается сместить акценты в происходящем сегодня в Беларуси.

«В любом случае импульс дали Санников и Статкевич, которые сказали: мы идем. Без этой отмашки люди стояли бы и дальше»

Это, как говорится, для затравки, в самом начале интервью, чтобы выполнить обязательства, взятые перед спецслужбами. Журналисты робко возражают, пытаясь соблюсти правила приличия, и объясняя, что кандидатов в голове колонны не было, но Романчук настойчиво продолжает: «В любом случае движение началось после указания с трибуны». И становится очевидным, что митингующие, из всех выступающих, послушали именно Статкевича и Санникова, которые собственно и не произносили никаких призывов идти на площадь Независимости.

«Потом уже я узнал, что в Москве обсуждался вариант захвата Дома правительства. Видно, тот, кто повел, был в курсе этого»

В какой Москве? От кого узнал? Какой захват? Обсуждался кем: Путиным и Медведевым? Или это вброс какой-то информации, которая нам ни к чему, а в суде пригодится? На протяжении всего интервью Романчук дистанцируется от всех: от Москвы, Европы, Америки, но при этом в деталях знает про некий московский заговор, в результате которого должен был быть захвачен Дом правительства. Объясняя свою информированность, Романчук говорит: «Якобы в разговорах с Путиным такая вещь прозвучала. Насколько это соответствует действительности, я сказать не могу». То есть, «якобы прозвучала», «сказать не могу», но в итоге говорю, что «я узнал, что в Москве обсуждался вариант захвата Дома правительства». Очевидно, что мы знакомимся с фрагментами диалога Романчука с представителями спецслужб, которые выстраивали ему мотивационную базу.

А вот и вовсе потрясающий пассаж.

«И вдруг в сентябре (или из-за того, что не было договоренностей с московским игроком, или просто что-то сорвалось) появился сценарий, который предполагал включение в эту игру Березовского и Санникова. Ведь было очевидно, что Санников получил поддержку в последнюю неделю сбора подписей. Потому что он подписи не собирал, а тут вдруг резко стал набирать обороты»

Инициативная группа Санникова, как и группа Некляева, собирали подписи с первого дня, и практически за десять дней до даты сдачи подписей имели необходимый объем, в отдичие от всех остальных инициативных групп, включая группу Романчука. Для кого эта тирада – неизвестно, поскольку по всей стране активнее всех работали сборщики подписей санниковской и некляевской команд, а обычные избиратели могли просто на улице наблюдать, кто лидер избирательной гонки.

Возможно, ключевое слово здесь «Березовский», но это уж совсем из разряда выполнения политического заказа. За две недели до выборов в штаб Андрея Санникова обратился один из известных российских журналистов, который рассказал о том, что ему предложили деньги за распространение информации о том, что Санников – это «проект Березовского». Причем, исходила эта инициатива от людей Березовского. Журналист отказался от денег, а вскоре эта информация была озвучена из уст Павла Шеремета и Михаила Подоляка. Тогда и стало понятно, кто согласился взять эти деньги. Любопытен был бы факт поддержки оппозиционного кандидата Борисом Березовским, который играл на стороне Лукашенко все последние 10 лет, и открыто поддерживает его сегодня в прессе. Особенно комично выглядит этот пассаж Романчука в контексте «Дела Зельцера», когда Березовский посещал американского адвоката в белорусской тюрьме КГБ, объясняя, что здесь с ним сделают все, что БАБ «закажет».

Дальше Романчук уже откровенно потешается над аудиторией, рассказывая истории, которые у человека, разбирающегося в ситуации, могут вызвать инфаркт.

«А уже в середине октября появился сценарий власти. Который в том числе одобрила американская пиар-компания, работавшая на Лукашенко. Это очень сильная компания, которая раскручивает в Нью-Йорке Майкла Блумберга, это не госдеп, не какие-то другие государственные структуры, это просто бизнес, как лорд Белл»

Не знаю, про которую из PR-компаний «работающих на Блумберга», говорит Романчук – каждая из организаций и фирм Майкла Блумберга пользуется услугами разных компаний, равно как и он сам лично. Но могу со стопроцентной уверенностью сказать: ни одна из них не будет не просто работать с Лукашенко, но даже рассматривать его предложение о сотрудничестве. В Америке консалтинговые компании республиканцев работают с республиканцами, демократические политконсультанты – с политиками-демократами, и по-другому не бывает. А говорить о том, что кто-то из американских политконсультантов решил поработать с белорусским диктатором – это известие может претендовать на звание «шутка года». Причем, происходить эта «работа» должна в стране, которая находится с Америкой едва ли не в состоянии войны, и где персонал посольства сокращен до 5 человек.

И добавление «как лорд Белл» выглядит и вовсе достойным кандидата в президенты. Лорд Белл расторг контракт с Александром Лукашенко в 2009 году, о чем на преминул заявить во всех британских сми, и вспоминает об этом «сотрудничестве» лишь в ночных кошмарах. Но Романчук полагает, что печальный опыт Белла неизвестен в Америке, и на сотрудничество с Лукашенко тут же откликнулась компания, сотрудничающая с Майклом Блумбергом, состояние которого едва ли не сопоставимо с белорусским бюджетом.

«Непонятно, как в этой ситуации играл Санников? Но то, что Санников и Некляев били исключительно на электорат против Лукашенко, сознательно сужая свою электоральную базу, – это очевидно. Это то, что было нужно власти. В этой ситуации оппозиционные кандидаты получают мобилизацию 15-20%, а 40% неопределившихся к ним не приходят»

И тут становится понятно, что Санников, который сидит в тюрьме КГБ, и Некляев, у которого в доме находятся посменно несколько гэбэшных мордоворотов, работали на Лукашенко, а «Веселый Ярик», который выбирал себе по конкурсу фиктивную жену, и, ряженый в трусы, ходил на руках во время президентской кампании, боролся с диктатурой.

На самом деле, хоть Санников, хоть Некляев, валили Лукашенко во втором туре, как бык овцу. И ошибка «Веселого Ярика» в том, что протестный электорат сегодня составляет не 15-20%, а 60-70%. Собственно, поэтому Романчук ездит с друзьями кататься на лыжах в Австрию, а Санников и Некляев ждут суда в тюрьме и под домашним арестом.

«С Санниковым все стало понятно, когда его начали накачивать деньгами. Но кто думал, что Рымашевский соберет подписи, что я соберу? А ведь предложи тому же Рымашевскому поддержку, он абсолютно встроился бы в кампанию»

Опустим факт того, что бюджет избирательной кампании Санникова был мизерным, и абсолютное большинство членов его команды работало на волонтерской основе. До этого пассажа Романчук говорит, что подписи собрали лишь три кандидата. Имея в виду естественно себя, Рымашевского, как видно из приведенной цитаты, и, как становится понятно из интервью, Некляева. Санников, по его версии, сто тысяч подписей не собрал. Но, после разговора с членами штабов и руководством партий, легко выясняется, что бесспорно, с большим запасом, собрали подписи Санников и Некляев, а что касается остальных кандидатов, включая Романчука, тут вопрос остается открытым. Если не сказать – закрытым.

«То же самое и Санников. Он просто пришел ко мне и сказал: «Давай снимайся, будешь премьером в моем правительстве». Причем я тогда уже подписи собрал, а он – еще нет»

Цитата, которая напомнила мне раннего Лукашенко, когда тот рассказывал историю, как он, будучи директором совхоза, рецензировал экономическую программу Григория Явлинского «500 дней». Санников всегда говорил о том, что Романчук слабый экономист без опыта работы в реальном секторе экономики, и говорить о его премьерстве – значит обманывать и себя, и избирателей. А уж тирада «я тогда уже подписи собрал, а он – еще нет» и вовсе недостойна комментария.

«Еще накануне Площади мне звонили дипломаты и просили, чтобы было без крови, иначе будет все очень страшно. Опять же потом дипломаты и все остальные просят сделать что-то, чтобы крыша не поехала окончательно у того, кто принимает решения. После трех часов разговора я понял, что такая угроза есть»

«Мне звонили дипломаты и просили, чтобы было без крови», – по-моему, это фраза, достойная тиража. Если вдруг вы захотите, встретив Ярика, сунуть ему в нос, но, смалодушничав, не решитесь, обязательно скажите вслух: «мне звонили дипломаты и просили, чтобы было без крови». Объяснять, что за дипломаты, и почему просили именно Романчука (или вас), не нужно – просто «дипломаты просили».

«Ситуация угрозы существовала. Их могли ликвидировать, например, при попытке к бегству. Когда тебе дают аргумент: если ты не сделаешь, а его убьют, то как тебе потом жить после этого, – выбор небольшой»

Просто герой. Тихий герой, спасший жизнь товарищей ценой собственной карьеры. Озвучил в эфире бумагу, и никого не убили «при попытке к бегству». Повторю то, что написал в статье «Оттенки времени». Администрация президента предоставила компромат сексуальной тематики на «Веселого Ярика»; ему объяснили, что произойдет в тюрьме в случае его несогласия, и Романчук зачитал на камеру все, что было нужно властям. Никакого спасения, кроме своего собственного, не предполагалось. Очевидно, что власти придерживали эту информацию, разводя Романчука «в темную», и дожидаясь момента, когда кандидат в президенты им понадобится. Понадобился он тогда, когда надо было «погасить свет» для Санникова и Некляева. «Веселый Ярик» это сделал с легкостью, предав всех и вся.

«Да, я наехал на Халип, хотя очень уважаю ее как журналистку – но это все шло единым блоком. Мотивация была такая: сбить накал, остановить машину, которая раскручивается»

Прекрасная цитата, не правда ли? «Наехал, хотя уважаю». Наехать на Халип у Ярослава Романчука не получится: во-первых, слишком неравный вес между «наезжателем» и «жертвой»; во-вторых, невооруженным взглядом была видна «заказуха» этого смешного подвякивания властям; в-третьих, ложь от первого слова до последнего – никакая «машина» не раскручивалась, а просто власти решили вместо убийств, как это было в случае с Захаренко, Гончаром и Красовским, использовать механизм легальных посадок лидеров оппозиции. О чем и проговорился Лукашенко, заявив на пресс-конференции, что оппозиция больше не получит «подарков в виде похищенных политиков». И для легализации этих самых посадок использовали мелких сошек, вроде Романчука или Костусева. И, возвращаясь к Ирине Халип, скажу – ей не нужно уважение человека, которого она иначе как «подонок» не называет.

«В той ситуации, психологической атаки… Я не знал, кто спровоцировал, не знал какие-то вещи, связанные с некими сценариями. Это просто была реакция, осуждение тех, кто не совсем адекватно повел себя в конкретной ситуации. Если бы мои показания были нужны для возбуждения уголовного дела, для какого-то срока – тогда это уже другое дело. Для меня было главным, что в опасности невинные люди, как тот же Лебедько. Он вообще там ничего не делал»

Тут и вовсе набор букв – я не я, хата не моя... и мопед не мой. Какие сценарии? Какие ситуации? А что Лебедько, который «вообще там ничего не делал»? Тема Лебедько будоражит сознание Романчука, но, при этом, на своем бывшем коллеге тот, совершенно очевидно, поставил жирный крест. Достаточно прочитать следующую цитату.

«Для меня самым обидным было, когда говорили, что меня купили. Мол, позарился на предложение работать в правительстве. А ведь такого предложения никогда не было. Это мне в свое время Лебедько предложил сделать такой пиар.

Помните, за неделю до выборов я попал в аварию? Вот тогда Толя и говорит: а давай скажем, что тебе до этого предлагали работу в правительстве, а потом якобы «отомстили» — мол, чтобы убедить, что от таких предложений не отказываются. Ну, я и согласился. И вот оно вылезло боком»


Даже сложно комментировать. Ложь, родившая предательство, родившее ложь, и еще одно предательство. И все это помноженное на невероятный цинизм.

«Пройдет время, пройдут суды. Информация будет более цельная вырисовываться. Для меня мой политический рейтинг – самое последнее что, меня волнует. Для меня сейчас политика – это какие-то медийные, образовательные, аналитические проекты. Мне уже была куча предложений уехать из страны. Я не хочу этого делать. Мне здесь комфортно»

«Пройдут суды», «мой политический рейтинг», «медийные, образовательные, аналитические проекты» – какой-то набор чудовищно циничных постулатов, за которыми человек, находящийся в тюрьме, и три месяца не видевший адвоката, которого Романчук называл своим другом; партия, в которой не найдешь человека, который бы сказал доброе слово о своем бывшем кандидате в президенты; избиратели, отдавшие свой голос на выборах. И в финале – «мне здесь комфортно». Невероятно.

На вопрос журналистов о том, пошел ли бы Романчук на выборы, зная чем все закончится, он отвечает: «100% не полез. Если бы знал, что такое нагромождение г..на будет — ни за что! Пошел бы на оклад к Некляеву с предложением: буду писать тебе программу и говорить, что я твое экономическое эго. И площадка была бы, и ни за что не отвечаешь».

То есть, «нагромождение говна» – это мы с вами, помешавшие хорошо провести время «Веселому Ярику». А сам он, спасая людей от расстрела «при попытке к бегству», остался чистым и непорочным, и в ближайшее время в национальные лидеры, назло нам, не понявшим его добрых устремлений, не пойдет, а будет заниматься «медийными, образовательными и аналитическими проектами».

Недавно Станислав Станиславович Шушкевич посетовал, что не знал, что едет с Романчуком в одном поезде, а иначе подошел бы, чтобы плюнуть ему в лицо. Признаюсь, я тоже жду с нетерпением этого момента. И пусть порадуется «Веселый Ярик» факту того, что все, происходящее с ним, происходит в Беларуси, а не в Сербии или Ираке – там за подобное предательство гарантированно схлопотал бы пулю в лоб вместо плевка в лицо. Хотя, не знаю, с чем жить сложнее.


Tags: Беларусь, война, выборы, кризис, политика, политики, репрессии, спецслужбы, уроды
Subscribe

promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →