kilgor_trautt (kilgor_trautt) wrote,
kilgor_trautt
kilgor_trautt

Categories:

Белорусский "Свободный театр". The New York Times

Беларусь: театр как активизм (The New York Times)

Минск, Беларусь – три актера входят с светлое помещение в старом доме на окраине этого бывшего советского города и ставят большой чемодан на черный лакированный пол.


Они берут в руки инструменты и заводят веселую белорусскую народную песню. Из чемодана выскакивает женщина в национальном костюме с венком на голове. Охая и взвизгивая, она пускается в пляс. На стену проецирутся слова: «Около 20 000 молодых женщин Беларуси нуждаются в трудоустройстве».

Продолжая танцевать, она раздевается до нижнего белья, и надпись на стене меняется. «Тринадцать модельных агентств, зарегистрированных в Министерстве культуры, имели отношение к продаже белорусских девушек в сексуальное рабство». И дальше: «В 2007 году в Беларуси зафиксировано 2 842 дела по торговле людьми».

Добро пожаловать в мир «Свободного театра», единственного незарегистрирванного – и потому независимого – драматического коллектива в той десятимиллионной стране на границе с Европой, которой с 1994 года правит Александр Лукашенко.

В этом отрывке под названием «Цифры» – третьей части большого спектакля «Зона Молчания» – труппа пытается осмыслить статистику, которую игнорирует авторитарное правительство, посредством пантомимы, танца и метафоры.

А поскольку театр не зарегистрирован, он еще и нелегален.

С момента основания четыре года назад труппа ведет бездомное подпольное существование, перескакивая из бара в ресторан, а оттуда – на частные квартиры. О спектаклях объявляется за один-два дня в интернете, и желающие придти в театр должны отправить сообщение. «Иногда набирается до 2000 желающих попасть в зал, рассчитанный всего на 50 мест», – говорит менеджер коллектива, Мария Вавохина.

Те, кто получил место, должны появиться в определенное время в определенном месте в центре Минска, где сотрудник театра встретит их и проодит до непосредственного места проведения спектакля. В последнее время место остается постоянным – это некогда заброшенный дом в пригороде Минска.

Такие предосторожности принимаются не зря. Два года назад в новостях писали, что белорусская милиция ворвалась на спектакль театра и арестовала всех присутствующих – и актеров, и зрителей, включая иностранных гостей из Франции и Голландии. Примерно через шесть часов всех отпустили, за исключением Павла Юхневича, который был отпущен позже, а через несколько дней снова арестован.

Благодаря своему опальному положению, «Свободный театр» добился успеха и признаия за границей. Среди его поклонников – Том Стоппард, Вацлав Гавел, Мик Джаггер и покойный Гарольд Пинтер. О них много писали в прессе. В августе канал Al Jazeera снимал в Минске 20-минутный документальный сюжет о них, а британский драматург и журналист Марк Равенхилл написал статью для The Guardian под названием «Лучшее, что было со мной в 2008 году? Встреча с устрашающим и неукротимым белорусским «Свободным театром».

Часть их успеха, наверное, связана с этой самой запрещенностью, которая проявляется в их спектаклях, возвращая зрителя в советские времена, когда люди подпольно собирались в убогих квартирках, чтобы поддержать диссидентов.

Однако возникает вопрос, касающийся всего искусства, порожденного политическим инакомыслием, и столь ценимого в более либеральных странах за свою смелость: были бы их работы так же хороши, если бы были поставлены в более открытых условиях?

Многие художники, сражавшиеся с коммунистическим режимом, достигли большого успеха за границей – во многом, благодаря своим страданиям – но только ради того, чтобы быть преданными забвению после распада СССР и политических изменений в его сателлитах. Одна из причин этого забвения – то, что их работы оказались довольно-таки посредственными, представ в ином свете.

Но «Свободный театр» не утратит свей ценности, как считают многие из его сторонников. «Они полемичны, но каким-то поэтическим образом», – заявил Том Стоппард в интервью по телефону из Лондона.

«Всегда существует некое предчувствие, – добавил он. – И постоянная необходимость собирать воедино всю свою смелость, о которой мы не знаем и даже не можем себе представить».

Николай Халезин, актер, драматург и бывший журналист, основал коллектив в 2005 году совместно со своей женой Натальей Колядой, драматургом и правозащитницей. Вскоре к ним присоединился режиссер Владимир Щербань, и сейчас труппа из семи актеров (включая Халезина) играет по 10 спектяклей в месяц и имеет репертуар из пяти спектаклей.

Халезин явно получает удовольствие от славы, которой коллектив добился на западе. Он несколько раз упоминал Стоппарда и благоприятные рецензии в течение 20-минутного интервью перед спектаклем. Он сказал, что политика безусловно помогла расширить профиль театра, и сегодня он существует на средства, заработанные во время заграничных турне.

Однако, репрессий все равно больше, чем помощи, говорит Халезин. Основатели театра и Том Стоппард сказали, что все актеры труппы лишились работы в государственных театрах, иностранных коллег задерживают на границе, а сами они рискуют быть арестованными.

Если бы театр существовал официально, государство диктовало бы ему содержание спектаклей, говорит Халезин – даже не политических, но просто имеющих отношение к противоречивому или чувствительному материалу, как, например, пьеса покойного британского драматурга Сары Кейн «Психоз 4.48», с описанием депрессии и самоубийства, возбуждающим сознание зрителя.

«Это не политический театр – политический театр выглядит по-другому», – сказал Николай Халезин. «Это театр, который говорит о том, о чем зритель предпочитает молчать».

И тем не менее, политика играет значительную роль в миссии коллектива. На сайте труппы написано, что театр прекратит свое существование, «когда в Беларуси диктатура сменится демократией». Халезин называет себя «борцом за свободу» и играет в собственном моно-спектакле под названием «Поколение Jeans», где описывает опыт 15-дневного пребывания в тюрьме, после задержания во время анти-правительственой демонстрации.

Другая пьеса, «Постигая любовь», написанная Халезиным и Колядой, рассказывает об исчезновении 10 лет назад Анатолия Красовского, оппонента режима Лукашенко, и одного из четверых пропавших при загадочных обстоятельствах.

На данный момент «Свободный театр», кажется, достиг шаткого перемирия с властями – возможно, Лукашенко решил ослабить давление, пытаясь приблизиться к Западу.

И пока коллектив может свободно путешествовать, в том числе с гастролями в Вашингтоне, Лос-Анджелесе и Сан-Диего в этом месяце и по Франции и Британии в прошлом году. И тем не менее, Халезин сомневается в благих намерениях власти, несмотря на то, что в прошлом году была зарегистрирована одна оппозиционная партия и освобождены политзаключенные.

«Все это закончится традиционно, – говорит он. – Репрессиями».

Дэвид Л. Стерн, The New York Times, 22 сентября 2009
Tags: "Свободный театр", Америка, гастроли, театр
Subscribe
promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments