kilgor_trautt (kilgor_trautt) wrote,
kilgor_trautt
kilgor_trautt

Category:

Частное мнение члена жюри

В качестве post-production к IV Международному Конкурсу современной драматургии «Свободный театр», и вооруженный правом это мнение высказывать после подведения итогов, позволю себе озвучить некоторые оценки победивших, и не только, пьес.

В 2008-09 гг. На конкурс поступило 270 пьес 190 авторов из 16 стран мира. В числе призеров 17 пьес из 6 стран. Победитель в главной номинации представляет Украину, самое большое представительство и количество призеров – из России. Самый географически удаленный, от города проведения, автор представляет США.

Если оценивать качество произведений, победивших в конкурсе, то следует отметить, что его уровень стал самым впечатляющим из всех проведенных конкурсов «Свободный театр». В большинстве случаев приоритет пьесы определялся перевесом в один голос члена жюри.

А теперь подробнее об избранных пьесах.

К сожалению формат обзора не позволяет подробного разбора пьес, оттого придется ограничится кратким изложением впечатлений.

Специальное упоминание жюри

«Возчик», Виктор Калитвянский (Россия, Москва)
История, временно относящаяся к периоду репрессий в Советской России. Очень точно прописанные характеры и хорошая сюжетная линия, в своем завершении выходящая на неожиданную детективную развязку. Прекрасная пьеса для большой сцены репертуарного театра. Есть отчетливый привкус «кинематографичности», поэтому данный текст может привлечь внимание кинодеятелей. Чувствуется хорошая школа и рука опытного драматурга/сценариста.

«Соломенная вдова», Артем Светлицкий (Россия, Новоуральск)
Бытовая история: точка пересечения двух семей и вулкан страстей практически вокруг каждого сюжетного поворота. Автор хорошо владеет техникой создания диалогов и подчас просто здорово «выворачивает» сюжет. Есть хорошие трансформации образов (к примеру, Даниил). Есть что играть большой разновозрастной труппе. Текст, при всем «новодрамовском» внутреннем напряжении, очень лингвистически корректен, и может ужиться на сцене репертуарного театра.

Специальный приз жюри «Высказывание»

«Нюрнберг» – Войцех Томчик (Польша)
Потрясающий и невероятно актуальный для постсоветского пространства текст польского драматурга. Полковник спецслужб встречается с молодой журналистской и, после каскада диалоговых поворотов, просит ее иницииовать «нюрбергский процесс» над собой. Томчик невероятно точен в эмоциональной окраске персонажей и прекрасно знает предмет, о котором пишет. Три персонажа и единство места действия делают эту пьесу привлекательной для камерной сцены, а актуальность материала может гарантировать коммерческий успех.

Приз Тома Стппарда «Яркий дебют»

Анна Донатова (Россия, Ростов-на-Дону) – «Старушка и смерть», «Мишкино счастье»

Блестящий дебют ростовского драматурга Анны Донатовой. Она относится к тому редкому разряду драматургов, который в американском кинематографе относится к разряду «детям нравится». Это самая востребованная в Голливуде каста сценаристов, поскольку именно она приносит львиную долю дохода в кассы студий. Моя десятилетняя дочь прочитав обе упомянутые в номинации пьесы, без сомнения отдала Донатовой пальму первенства в нынешнем конкурсе.

«Мишкино счастье» – достаточно провокативный текст, обозначенный автором как «анимационная пьеса». При кажущейся сложности презентации этого текста, он открывает перед режиссером широчайший коридор интерпретации текста – от классического прочтения материала, до использования в спектакле кукол, анимационного кино или документальных съемок. При точном следовании тональности, заданной автором, режиссера ждет успех у любой аудитории.

«Старушка и смерть» – чистой воды эксперимент. Каждый драматург время от времени подумывает о создании пьесы без слов. Донатова смогла его создать, и получился один из самых удачных текстов, которые я встречал среди подобных попыток. Может быть интегрирован в большую драматургическую структуру, либо поставлен в ряду таких же небольших экспериментальных материалов. Образ Старушки может стать прекрасной характерной работой для молодой, хорошо подготовленной актрисы.

Одна из идей, на которую сподвигла Конкурс драматургия Анны Донатовой – детское жюри. В следующем году мы собираем «Совет старейшин» – жюри, членам которого будет не более 15 лет. Это жюри отныне и будет решать судьбу приза «Лучшая пьеса для детей и взрослых».

Антон Снотов (Беларусь, Минск) – «Yellow Submarine»
Первая пьеса совсем молодого белорусского драматурга. Британская семья переживает катарсис в ожидании затопления города. Хорошее знание драматургического канона и для первой пьесы очень точное воспроизведение характеров и сюжетной линии. Хороший аванс для хорошего дебюта.

Номинация «Пьеса малого формата и экспериментальный текст для театра»

Третья премия
«Жалко сожженную заживо Жанну», Георгий Егоркин (Россия, Магнитогорск)
Две старшеклассницы ждут вызова «на ковер» перед кабинетом директора. Директриса методом шантажа отправляет их убить котенка, застрявшего в туалете. Финал трагичен. Егоркин здорово «наполняет» диалоги: с одной стороны – фактологией, с другой – молодежным сленгом. Все очень органично и не возникает той неловкости, которая появляется, когда читаешь «молодежный» текст, написанный автором предпенсионного возраста. Пьеса может успешно играться молодой труппой для молодой же аудитории.

Вторая премия
«Зеркало, или Увидеть Трафальгаму и умереть», Наталья Новак (Израиль, Рамат Ган)
Очень динамичный текст, построенный на мистификации и парадоксах. Глубокий постмодернистский цитатный слой: от имен персонажей до сюжетного построения. Даже в подаче этого текста случилась некая мистификация: пьесу своего мужа на конкурс подала его жена под своим именем. Разоблачение произошло слишком поздно, а потому никаких корректив в период post-production мы вносить не стали. Пьеса может быть интересна режиссерам, любящим интеллектуальные игры, находящиеся вне актуального поля.

Первая премия
«Семейный ужин», Александр Мирро (Россия, Москва)
Блестящий текст Александра Мирро. Внутри абсолютно классической формы потрясающе радикальное наполнение. Сюжет можно изложить двумя словами, содержащимися в названии: семья ужинает. Это редкий сегодня текст, который напоминает слоеный пирог, когда при первичном моментальном узнавании персонажей, ты тонешь в глубине смыслов. Этот текст, как никакой другой сегодня, четко и внятно ставит вопрос «что такое кризис брака, о котором так любят говорить умными непонятными словами?». Игровая структура, которую создает Мирро, притягивает режиссера своей простотой, но обещает ему очень интересную работу с актерами.

Номинация «Пьеса большого формата»

Третья премия
«Куда ушел Лесли Хауард?», Мария Рождественская (Россия, Москва)
Взаимоотношения трех пожилых людей, по-сути любовного треугольника: их тайны, пережитые страсти, кризисы и любовь. Здорово прописанные характеры нанизаны на простой грамотный сюжет – залог абсолютного успеха при точном кастинге и тактичном прочтении материала ражиссером. Причем, «Куда ушел Лесли Хауард?» годится как для репертуарного театра, вечно терзаемого вопросом «чем загрузить возрастных актеров?», так и для антрепризы, способной собрать звездный возрастной состав. Сцена степа в исполнении главной героини гарантирует безусловный взрыв оваций.

Третья премия
«Кто любит Панкратова?», Дмитрий Карапузов (Россия, Нововоронеж)
Простой рабочий мужик начинает получать любовные письма от другого мужчины. Собственно, пьеса Карапузова лишь о том, как главный герой проживает этот отрезок жизни, ставший самым эмоционально-насыщенным в его жизни. Но этого «лишь» очень много – гамма чувств, ощущений, переживаний. Некоторые моменты в пьесе заставлюяют гомерически хохотать, а монолог друга главного героя, перечисляющего жильцов своего подъезда, запросто можно вносить в хрестоматии по комедиографии. Драматург придумал для героя оригинальную форму существования – тот произносит не только собственный текст, но и, выполняя функции автора, произносит ремарки, что придает герою определенный шарм, заставляя постоянно перевоплощаться, «раскрашивая» своего героя.

И еще о «кризисе брака и семейных отношений». Драматург потрясающе узнаваемо выписывает повторяющийся диалог отца с сыном: «здорово»–«здорово»–«как дела?»–«нормально». И лишь единожды этот диалог «взрывается» развитием: «дай сигарету». Карапузов вообще автор, каких мало – сегодня писать смешно умеют считаные драматурги на постсоветском пространстве. Удивительно, почему его пьесы так невостребованы. Его пьесы хочется ставить, и особенно в них хочется играть.

Вторая премия
«Во власти цифр», Кристофер Чен (США)
Потрясающее монументальное драматургическое полотно. Только сила инерции по отношению к переводным пьесам не поставила этот потрясающий текст на первое место. Об этом говорили практически все члены жюри. Пьеса, которую Кристофер Чен написал о своей матери – известной американской писательнице. Всю свою писательскую карьеру она посвятила описанию массовых убийств и геноцида. Этот писательский путь привел ее к славе и в психиатрическую лечебницу. Кажущийся поначалу излишне документальным, этот текст раскрывается с каждой следующей страницей. Автор, безупречно знающий тему, филигранно водит свою героиню через несколько повторяющихся контекстов: кабинет врача-психиатра – дом – телешоу – снова кабинет – снова дом... И в параллельном, не зависящем от контекстов, движении – состояние героини. И третья параллель – убийства в цифрах и фактах. Вместе – потрясающий микс из настроений, состояний, эмоций.

Гран-при
«Северное сияние», Владимир Самойленко (Украина, Харьков)
Текст, который вызывает бурные споры и диаметрально противоположные оценки: от левановской – «профанация» до климовской – «гениально». Да, текст спорный, провокативный, но, по моему мнению, именно этим и замечательный. Аналогичные реакции были два года назад, когда жюри отдало гран-при «Трусам» павла Пряжко. Тогда мы тоже выслушивали мнения от «профанация» до «гениально». Призы на конкурсе «Свободный театр» распределяются исходя из элементарного суммирования голосов, и если коллективный мозг решил именно так, то кто возьмет на себя право поменять результат?

Если говорить о самой пьесе, то мне она нравится: и провокативным пафосом, и критикуемой поствоенной цитацией, и вызовом, который в ней, бесспорно, есть. В том варианте, который выложен на сайте, драматург использовал графические решения для усиления акцентации, которые мне кажутся лишними. Я специально попросил Владимира, чтобы он оставил лишь текстовую часть, упразднив графическую. Два дня назад я получил этот вариант, и прочитал его снова, без «пугающих картинок» – он оказался значительно легче усваиваемым и более цельным, нежели разбавленный графикой. Самойленко разбил текст на 211 реплик, пронумеровав их, чем добавил агиографичности.

Вряд ли следует сегодня обвинять любой текст, построенный вне драматургического догмата, в том, что он «непьеса». Время изменилось, абсолютно изменились люди, к счастью, постепенно меняется театр... И будет странным выдвигать тексту требование «канонической читоты», или обязательным – следование аристотелевской трехчастной конструкции. Лучше попытаться разобраться, что в тексте Владимира Самойленко так «разбрасывает» театральных специалистов по окопам и заставляет безудержно спорить словесными очередями.

Послесловие/Предисловие

В следующем сезоне – 2009/10 – конкурс «Свободный театр» претерпит очередные изменения. Полностью изменится структура жюри. Их станет три: жюри номинации «Пьеса большого формата», жюри номинации «Пьеса малого формата и экспериментальный текст для театра» и детское жюри, в распоряжение которого поступит приз «Лучшая пьеса для деей и взрослых». Все составы жюри кардинально обновятся, и во всех жюри будет введен возрастной ценз: главная номинация – до 70 лет, экспериментальная – до 45 лет, детская – до 15 лет.

Мы готовим ноу-хау, которое кардинально изменит общение драматургов с завлитами и драматургическими агентствами. Во всяком случае, это точно коснется победителей следующего конкурса.
Tags: "Свободный театр", драматургия, конкурс, театр
Subscribe
promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments