?

Log in

No account? Create an account
сильный
kilgor_trautt

Последняя диктатура Европы. Взгляд изнутри / The Guardian / Сигрид Роузинг

Беларусь застряла в советском прошлом под властью жестокого режима.

Тем не менее, диссиденты продолжают надеяться на то, что ситуацию удастся изменить. 23 сентября в стране прошли «выборы». Сторонники Александра Лукашенко заняли все места в «парламенте». Сам бывший директор совхоза находится у власти с 1994 года, возглавляя последнюю диктатуру Европы.

В начале лета 2012 года я была недалеко от Чернобыльской АЭС. Мы останавливались в основном в украинской части «зоны отчуждения», потому что попасть в белорусскую нам не разрешили. Многие территории бывшего Советского Союза выглядят обезлюдевшими и брошенными по сравнению с Западом, вблизи Чернобыля это выражено наиболее сильно. Мы несколько часов ехали по пустынным дорогам, вдоль которых росли сосны и березы и изредка попадались заброшенные дома. С украинской стороны встречались старики и женщины, которые сгребали в стога сено. Многие люди вернулись в зону, но молодежи здесь нет и не будет в ближайшую сотню, а может и тысячу лет — радиация очень опасна для жизни.

В конце концов мы достигли границы с Беларусью. Наше разрешение на въезд в белорусскую часть зоны отчуждения было аннулировано, и мы отправились в столицу страны — Минск. До него мы ехали пять часов по прямой дороге среди бесконечных лесов и огромных колхозных полей. Пейзаж был настолько безжалостно однообразен и неизменен, что только автократический режим мог создать его.

Большая часть Минска была полностью разрушена во время второй мировой войны. Сейчас это город, который мог возникнуть только после тотальной войны в атмосфере тотального государственного контроля, он представляет собой видение довольно мрачного будущего.

Вечером я встретилась с Андреем Санниковым и его супругой Ириной Халип. Он был кандидатом в президенты, которого бросили за решетку после подавления протестов в день выборов в декабре 2010 года. Андрея Санникова посадили в тюрьму на 5 лет, но освободили через 16 месяцев после ареста из-за международного давления. Ирина Халип получила 2 года лишения свободы с отсрочкой, и до сих пор в ее отношении действует комендантский час. Милиция приходит проверить ее местонахождение, иногда — несколько раз за вечер.

Наша встреча прошла в квартире их друзей, которая находилась в одном из минских домов. Убогий лифт со скрипом довез нас наверх. Одна из жительниц с любопытством разглядывала нас. В квартире мы разговаривали на маленькой кухне. Андрей рассказал о своем сроке и о смутных надеждах на демократию. Под глазами у него были темные мешки. Ирина также выглядела уставшей. Вскоре нам пришлось расстаться, потому что им нужно было возвращаться домой из-за комендантского часа.

Мы побывали также на репетиции Белорусского Свободного театра. Она проходила в небольшом частном доме. Его владелец снес стену между двумя комнатами, чтобы увеличить пространство для труппы и зрителей. Актеры репетировали свою постановку: танец диктатуры — никаких лишних штрихов, только гул и несогласованные неожиданные крики. Они молоды, увлечены и олицетворяют альтернативу — мы вполне могли бы встретиться в Берлине или в Нью-Йорке, а не в последней диктатуре Европы.

Основатели труппы Наталья Коляда и Николай Халезин стали политическими беженцами в Лондоне. Было легко забыть политические реалии, но позже, когда они показали то, что осталось от старого Минска, — после войны уцелели лишь несколько зданий — меня объял смутный страх. Я лежала на кровати в своем номере в отеле и размышляла об эпическом размахе советских репрессий, надежде, которая забрезжила в конце 1980-ых годов, похищениях, убийствах и избиениях людей. Больше всего я думала об Олеге Бебенине, близком друге Андрея Санникова, основателе сайта charter97.org, которого нашли повешенным на даче в 2010 году с необъяснимыми синяками на руках, шее и спине. Мы разговаривали о нем ранее. Я думала о том, как легко властям убивать людей. «Они также угрожали и мне, - говорит Санников. - У меня нет оснований не верить этим угрозам».

В 1999 году Геннадий Карпенко, лидер оппозиции, умер от кровоизлияния в мозг или от яда. Юрий Захаренко, бывший министр внутренних дел, который присоединился к оппозиции, исчез в том же году. Также, как политик Виктор Гончар и бизнесмен Анатолий Красовский. Год спустя исчез оператор Дмитрий Завадский. Все они считаются жертвами режима Лукашенко.

Владелец квартиры, в которой мы встречались, мужчина лет 60-ти, поцеловал на прощание мне руку. Он рассказал о том, как его избили несколько лет назад прямо у входа в дом. «Не стоит обращаться в милицию, - сказал один из нападавших. - Мы и есть милиция».

Сигрид Роузинг, The Guardian, перевод charter97.org

promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…