December 25th, 2010

сильный

"Коктейль Лукашенко": бонаква с марлей

Photobucket

Вы знаете, что такое "коктейль Молотова"? Мне кажется, об этом знают все, за исключением абсолютных дебилов. Для того, чтобы "коктейль Молотова" сработал, нужно поджечь фитиль, и бросить бутыль с горючей смесью. Когдя бутылка разобьется, содержимое загорится. Но как может разбиться пластиковая бутылка, которую какой-то заштатный сотрудник БРСМ склибздонил, увидев лишь картинку в журнале "Пионер", и не удосужившись прочитать хотя бы приблизительный принцип действия?

promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…
сильный

Циники

Лидер коммунистов Геннадий Зюганов и Патриарх Кирилл выразили свою поддержку Ирине Халип и ее трехлетнему сыну Даниилу.

Потрясающий цинизм. Еще вчера они рукоплескали "элегантной победе" своего любимца, а сегодня, узнав о том, что Медведев вне себя от белорусской ситуации, "выражают свою поддержку". Упаси нас Господь от коммунистов и таких духовных лидеров.
сильный

Операция "Даун"

Подготовка и публикация -- l1000 .

Вот у этого человека, придерживающего наушник, и говорящего в рукав, был позывной «Даун». «Штурм» Дома правительства с самого начала был лишь операцией КГБ по дискредитации митингующих. Не существует никакой третьей силы, нет никакого «российского следа», а есть обычная гэбэшная спецоперация со всеми вытекающими последствиями.

Photobucket

Брест (База). Кто? Санников выступает? ...А, в парламент?
Площадь 1. Да, да… в парламент…
Брест. Принял…
Площадь 2. Пошло движение к дому правительства… по ступенькам…
Даун. Кто будет поддерживать?
Площадь 1. Сзади, сзади мы… сзади… сзади…
Даун. Стекло разбилось…
Брест. Разбил стекла?
Даун. Разбил стекла... да…
Улица. В толпе призыв штурмом взять белый дом…
Брест. Принял…
Улица. В толпе призывы штурмом полностью захватить белый дом…
Даун. Все стекло разбили в двери…
Брест. Все, что говорите, я всё принимаю… слушаю…
Даун. Разбили… (дальше неразборчиво)
Брест. Принял… принял…
Улица 1. Достаточно четыре…
Даун. Призывы что-нибудь сделать и брать штурмом дом правительства…
Гранит 11 (Фойе). Главный вход тоже начинают бить…
Брест. Принял…
Гранит 11. Прекратили…
Брест. Енисей 11… Брест… Вам готовность привезтись, прогреться… Будьте готовы выбыть на площадь Независимости... Енисей 11... Брест… Это я Брест… а вы – Енисей 11... Давайте с первого раза, и будьте готовы выбыть немедленно в ст… на площадь Независимости… по команде Бреста… привестись в готовность.
Брест. 074… Брест…
074. Брест… 074…
Брест. 074-му и 049-му… отсечь на крыльце группировку... Оцепить по ступенькам наиболее активных, отсечь их от основной толпы... 074, как поняли?
074. 074 принял…
Брест. Повторяю, команда Минска. 074-му, 049-му – отсечь на ступеньках наиболее активную часть от остальных..
074. Принял, выполняю…
Брест. Граниту 11-му... Совместно с частью 074-го обеспечить упаковку внутри…
Гранит 11. Внутрь еще никто не заходил… Готовьте СМ…
Брест. Енисей 11, ускорьтесь… Енисей 11, по Советской спешивайтесь и бегом…
Даун. Спускайтесь... Всем выйти из толпы на безопасное расстояние, я – Даун. Внимание, я – Даун. Всем выйти из толпы на безопасное расстояние. Уходим, уходим, ОМОН уже подогнал… ОМОН,ОМОН наступает… Все, ОМОН бежит уже, все... Побежал ОМОН, побежал ОМОН… Все, ОМОН пошел с левой стороны…
Брест. Где?
Колонна в/ч 5527 (Енисей 11?). Подъезжаем уже...
Брест. Быстрей, быстрей... Спешивайтесь и во взаимодействие к 074-му по ступенькам…
Гранит 11. Давай, пусть наши тоже будут... наготове… уже половина к дверям подтянулась... Часть, которая 100 человек, которая со щитами, должны быть уже наготове… 01049, быстрее можете ехать?
Даун. К дому улады нужна помощь…
ОМОН. Саня… Рубеж!.. Рубеж!.. Рубеж!..
Брест. Рассечение...
Даун. Сказал,чтобы подходили все к Дому улады…
Брест. Давайте пока помолчим… 049… Брест... 049… Брест…
049. Брест… Принял…
ОМОН. 01… Сомкнули щиты… Сомкнули щиты… Спокойно работаем…

сильный

Рождественские обыски

В настоящее время ведутся обыски у Даши Корсак (жены Саши Отрощенкова) и их родителей, мамы Наташи Радиной, у Олега Волчека, родителей Иры Халип, Дмитрия Бондаренко, Вячеслава Сивчика...
сильный

"Последнее слово". Постскриптум



Посмотрите этот сюжет по Первому российскому каналу. Пожалуй, его можно считать результатом вчерашнего эфира "Последнего слова". Когда Паша Селин решил сделать программу о белорусских событиях, он пригласил нас, и мы согласились приехать, невзирая на то, что я вообще не воспринимаю подобный формат передач, не говоря уже о том, что плохо переношу телевидение как явление. Вопрос был в одном -- прорвем мы информационную блокаду или нет.

Руководство канала сразу заявило о том, что не имеет представления о том, пойдет ли программа в эфир. На случай невыхода была готова запись еще одной программы на достаточно нейтральную тему. Приглашение на эфир "записных придурков", типа Митрофанова или Проханова, коммуниста и "союзного" чиновника должно было повысить процент вероятности прохождения программы в эфир. Мы изначально знали, что формат будет простым -- бьем друг друга наотмашь, а в перерывах проходит информация. Для программы, прорывающей информационную блокаду, этой миссии вполне достаточно. В итоге, в эфире она все-таки появилась.

Проханов, Митрофанов, Новиков и Макушок олицетворяли славянскую любовь к Лукашенко, мы -- Наташа, я, Таня Северинец, Короткевич, Гозман, Марголин, Ганапольский -- соответственно, неславянскую нелюбовь. Так как основной упор шел на показ видеосюжетов в перерывах дискуссии, мы поставили себе задачу не дать расслабиться Проханову и Митрофанову. С самого начала программы они взяли свои любимые верхние ноты, а когда услышали, как мы взяли на тон выше, у них начало портиться настроение. Мы отвечали репликой на реплику, иногда вызывая волны хохота аудитории. Естественно, фразы, адресованные представителям "славянской любви", типа "вас в Минске Лукашенко так кормит, что если бы я столько съел -- я бы умер" войти в эфир не могли. Равно как и многие другие. В итоге механизм сработал, и Проханов после фразы "это какая-то антилукашенковская вакханалия!" просто заткнулся, произнеся за вторую половину программы только одну реплику.

Изначально тон задавали журналисты: Антон Верницкий рассказал о том, как их положили "мордой в снег" в группе, сопровождавшей Некляева; журналист с РЕН-TV - о том, как разбирались с его оператором... Затем в студию пригласили питерского фотокора Сашу Астафьева, который был арестован и провел несколько дней в тюрьме, получив 10 суток. Проханов и Митрофанов забили эфир криком, Саша отмахнулся "факом", и, в итоге, его история вообще в программу не вошла. Надо сказать, отношение всех этих "славянских православных коммунистов" к российским журналистам и российскому народу можно охарактеризовать только фразой "не мешайте нам получать удовольствие". При нормальном режиме в стране, их место либо в тюрьме, либо в безвестности. Но в сегодняшней России их место, конечно же, в эфире федеральных телеканалов.

Так как Митрофанов с Прохановым были увлечены мной и Наташей, Тане Северинец удалось произнести достаточно связный монолог, который вошел в программу. Некоторым не понравилась фраза Наташи о войсках НАТО. Объясню. Мы могли попросить Пашу снять ее с эфира, но не сделали этого совершенно намеренно, равно как и произнесена она была абсолютно безошибочно. Дело в том, что в отношениях с Кремлем вы не можете быть слабыми и мягкими. Да, лучше войска НАТО, лучше агрессия, которая может избавить страну от Лукашенко, чем тот ад, в котором мы продолжаем жить. Озвучивать политикам подобне мысли крамольно, но нам, людям искусства, позволено говорить и не такие вещи. Кремль должен знать о том, что следующая остановка белорусов -- эскалация конфликта, который может переместить Беларусь из зоны стратегических интересов России в зону стратегических интересов ЕС. И первый звонок Кремль расслышал как никто. Именно поэтому пресс-служба Медведева сначала опровергла информацию о поздравлении Лукашенко, а потом таки прислала его, снабдив в эфире комментарием начальника пресс-службы Тимаковой "С учетом официально опубликованных цифр ЦИК Белоруссии, доклада главы российского Центризбиркома Владимира Чурова о выводах наблюдателей, это письмо было отправлено". Незадолго до этого, человек, встречавшийся с Медведевым по поводу освобождения Ирины Халип, сказал нам, что российский президент был вне себя, когда обсуждал проблему белорусских выборов. Продолжать эту тему не буду, могу лишь сказать, что, поговорив с разными людьми в российском политическом бомонде, я понял, что Россия будет продвигаться в своей операции по смене белорусской власти все дальше и дальше. Меня пока не очень интересует, какова суть этого проекта, но сегодня я уже убежден, что он существует.

Вернусь к передаче. Пересказывать то, что происходило во время двух с половиной часов записи, не стану. Неблагодарное дело говорить о том, что не вышло в эфир. Хочу сказать о двух вещах. Первое. Когда Проханов уходил из студии и мы оказались в коридоре, он зло смерил меня взглядом, потом повернулся к какому-то человеку, идущему рядом и заверещал: "Что за ерунда?! Что, изменилась политика канала?! Почему нас не предупредили, что это антилукашенковский эфир?!". Он не понял, что поменялась не политика канала, а меняется политика. Вряд ли само российское руководство само понимает, в какую сторону, но она меняется.

После программы поговорили с Сашей Астафьевым, который сказал: "Я давно не был в компании такого количества таких потрясающих молодых людей. Хотел об этом сказать на передаче, но это не то место, где такой разговор уместен. Когда я вышел из "стакана" (крошечной камеры в здании суда), я сунул какому-то неизвестному парню бумажку с телефоном "Новой газеты". Этот парень смог попросить кого-то перезвонить туда, и меня освободили. Ты не можешь попробовать найти этого пацана, который передал телефон?".

Я пишу об этом, и надеюсь, что этот парень найдется. Меня арестовывали пять раз, и я помню всех тех, с кем оказывался в милицейском участке или тюрьме: это на самом деле то, чего нам так не хватает в жизни -- большого количества нормальных людей вокруг. И это то, в чем можно позавидовать нашим "сидельцам" -- вокруг хорошие, умные, красивые и благородные люди. И их много.

А информационную блокаду нам прорвать все-таки удалось. Это стало понятно после эфира первого канала. То, чего вы не увидели и не услышали в программе "Последнее слово", смотрите завтра на канале НТВ в программе -

"Центральное телевидение" с Вадимом Такменевым
НТВ, 19.50
(по минскому времени)