April 27th, 2010

promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…
сильный

Volksbühne-style

Photobucket

На мой взгляд, берлинский театр Volksbühne -- один из самых стильных театров в мире. Даже его эмблема, многократно повторенная в дизайне рекламной продукции, притягивает, словно магнит, какой-то алогичностью с одной стороны, и потрясающей театральностью с другой. Родилась эта эмблема как афиша к спектаклю по шиллеровским "Разбойникам": ее использовали реальные разбойники, протестующие против популярной тогда казни -- колесования.

Франк Касторф, возглавляющий Volksbühne, пожалуй, мой любимый немецкий режиссер. И дело не только в схожести взглядов на искусство, но и в схожем ироничном подходе к самой жизни. Он не произносит с придыханием слово "Театр", осознавая, что в этом самом театре на каждую бочку меда есть девять бочек дегтя. Касторф - один из тех, кто суммировал формат постдраматического театра, придав ему живость и неповторимость. Абсолютное большинство его постановок подвергается атаке со стороны критики, но при этом Касторф всегда остается актуальным и живым, как и все его спектакли.

Его последнюю премьеру -- Die Soldaten (Солдаты), по пьесе Якоба Михаэля Рейнхольда Ленца, я посмотрел дней десять назад на сцене Volksbühne. Не стану разбирать спектакль и отнимать хлеб у критиков -- скажу лишь, что он очень хорош, и не отпускает ни на минуту за три часа действия. Скажу о другом: о том, как Касторф разместил зрителей. Он убрал из партера все кресла, разложив на полу наполовину наполненные мешки. Количество мест в зале сократилось ровно вдвое, но я, как зритель, пережил совершенно новые ощущения, удобно расположившись практически лежа в театральном зале. Едва ли не впервые, я смог воистину "наслаждаться искусством", не отвлекаясь на неудобства в виде жестких кресел и зрителей, пытающихся устроиться поудобнее на третьем часу спектакля, длящегося около трех часов.

Photobucket

И еще, возвращаясь к эмблеме театра, а, если точнее, к его символике. На большом столе в фойе театра перед спектаклем, или после его конца, лежат коробки спичек с эмблемой театра, которые в любом количестве могут брать зрители. Эта традиция пошла со времен ГДР, когда Volksbühne рекламировался на старых деревянных спичечных коробках. До сих пор я видел лишь коробки с шагающим колесом -- эмблемой театра, но на этот раз был поражен развитием традиции. Касторф разместил на коробке не эмблему театра, и не собственный лик, как это сделали бы в постсоветском театре, а фамилию Рене Полеша -- драматурга и одного из режиссеров театра Volksbühne. Как вы думаете, сколько драматургов в мире мечтали бы увидеть на спичечном коробке театра Volksbühne свою фамилию? Отвечу -- почти все в мире, за исключением разве что самого Касторфа.

Photobucket
сильный

Перемена участи

Известный российский драматург и режиссер Иван Вырыпаев перебрался на постоянное место жительства в Варшаву. Причиной тому стала женитьба на первой кино-театральной красавице Польши -- Каролине Грушке, сыгравшей в его фильме "Кислород". Свадьба должна была состояться несколько недель назад, но из-за траура в Польше перенесена на более поздний срок. Можно было бы долго писать о том, что Вырыпаев стал, как и Грушка, вегетарианцем, или о том, что она сыграла в польском варианте вырыпаевского "Июля", как и его предыдущая жена Полина Агуреева, но речь не совсем о светской новости.

PhotobucketPhotobucketPhotobucket

Вырыпаев, сознательно или нет, сделал следующий шаг для признания у себя на родине, в России. Когда-то он перебрался из таежного Иркутска в Москву, затем получил в столице признание, как в театральной, так и в киношной среде. Теперь новый этап -- эмиграция -- который должен пройти всякий русский творец для абсолютного признания своими соотечественниками. И пусть это не диссидентская эмиграция 60-80-х, но все же и не совсем "колбасная". Если в России он был признан в среде интеллектуальной элиты, то в Польше сегодня Вырыпаев становится мегазвездой, не сходящей с экранов телевизора и страниц газет. У него огромное количество предложений о постановках, преподавании, съемках. И дело не только и не столько в удачной женитьбе, сколько в желании поляков "присвоить" талантливого творца, сделать его своим в стране, таким образом заполняя пустующую нишу востребованного драматурга-интеллектуала. Этакое перманентное искупление "Ошибки Гротовского".