January 16th, 2010

сильный

Все типа умрут, а я какбэ останусь

Вчера поздно вечером, завершив трудовой день, уложил тело на диван и решил предаться неге какого-нибудь кинопросмотра. Не успев дотянуться до пульта, увидел цветастую заставку на Первом -- "Закрытый показ". Вопрос возник сам собой -- "что сегодня будут давать?". А давать они решили повтор программы от ноября 2008 года -- канноносную фильму Валерии Гай-Германики "Все умрут, а я останусь". И поскольку фильму эту я ранее не смотрел, решил таки попробовать. Тем более, любимая жена, которая к кино надта требовательна, отсутствовала по причине ведения занятий у студентов, а значит помешать мне насладиться не мог никто.

Кино не задалось с самого начала. В смысле, оно так задалось, что я уже через десять минут знал, к чему мы придем вместе с героинями фильмы в ее финале. Но досмотреть было нужно, поскольку после завершения показа нас, зрителей, ожидала острейшая дискуссия с участием изготовителей кино и восторженно-ненавидящих их зрителей. К сожалению, на постсоветском пространстве за 20 лет со времен относительной свободы так и не научились проводить подобные дискуссии. То ли население в этих странах не задалось, то ли телевизионщики ленивы и нелюбопытны. Я склоняюсь ко второму.

Участники дискуссии бесчисленное количество раз повторяли одну и ту же фразу в двух вариантах: "я учился в такой же школе" и "я учился не в такой школе". Создавалось ощущение, что школ в мире всего две -- "такая" и "нетакая". Но при чем тут фильма, никто не объяснял. Это могли бы сделать коммунисты, которые точно знают, какими должны быть школы, но для них этот показ оказался и на самом деле "закрытым". Рьяно поддерживали 24-летнюю режиссера Иван Дыховичный, Гарик Сукачев и Геннадий Гладков, еще несколько человек робко противостояли агресивной поддержке, остальные не знали как к просмотренному отнестись, поскольку "им же в Каннах приз дали". На всеобщую вакханалию молчаливо поглядывала режиссер -- Гай-Германика. Надо сказать, в облике ее тоже все было непросто -- бальное платье и висящий на шее крест дополняли прическа, не позволявшая поворачивать голову, и пирсинг в носу. На фоне джемперов и джинсовых курток, ее вид как бы говорил нам, зрителям: "вот, посмотрите, все умрут, а я останусь".

Словесно повоевав, зрители так и не пришли к какому-то выводу, как их не старался к этому подтолкнуть Гордон. Он искренне пытался понять, почему его не вставила фильма, а зрители с упорством дятла твердили "не-е-е, я в такой школе не учился", полагая, что основным элементом произведения искусства является его соответствие их школе в Бибирево. Никто так и не произнес слова "история", в которой, пожалуй, и заключена проблема. В фильме "Все умрут, а я останусь" нет Истории. Есть сценарий, а истории нет. Ощущение, что сценаристы, собрав все общие места в нашем восприятии современной школы, выстроили их в один ряд: девочки и мальчики в протесте пубертатного периода, одноклеточные родители, гундосые учителя, школьная дискотека, трава, вино и перепихон. Что можно составить из этого лего?

Правильно, следующую комбинацию. Девочки посрались из-за мальчиков, и пошли на дискотеку. Одна напилась до отруба на срачке, другая нашмалялась и трахалась на лавке в школьном саду, третью местный плейбой отпиндюрил в котельной, за что ее отколбасила настоящая подруга плейбоя. Все это не понравилось родителям девочек, но свободолюбивая нимфетка из котельной послала их на хуй.

Такую историю не спасет ни "догмовская" плечевая камера (к слову, блестяще отработавшая весь фильм), ни убедительная игра девчонок, ни псевдодокументальный стиль. Общее место оно общее место и есть. Можно долго и аргументированно крыть Голливуд и европейский арт-хауз, но я все-таки не очень готов к просмотрам кино типа "Все умрут...". А потому продолжу свой мораторий на просмотр российских фильмов.
promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…