?

Log in

No account? Create an account
сильный
kilgor_trautt

C Новым годом, земляне!

Поздравляю всех вас, и желаю безукоризненного здоровья, чтобы перенести следующий год!

А в подарок -- новогодний постер от Володи Цеслера и не менее новогоднее стихотворение от Андрея Хадановича.



Помолись лучше вслух, как второй Назорей...
Іосіф Бродзкі


Сьнег ідзе, пакідаючы ў меншасьці год.
Прадавачкам два тыдні раскошы:
мандарынкі з шампанскім – і будзе даход,
покі ў нас не закончацца грошы.
Прыляціць Мікалай у калядных санях.
Надаюць аднакласьніцы бусек.
У спартзалі ялінка ў сьвяточных агнях,
а пад ёй – хто б вы думалі? Трусік.
І запаляцца сьвечкі, і створаць інтым,
і прыедзе ў паўночным трамваі
прыгажуня-Сьнягурка, і ганьба ўсім тым,
хто казаў, што яе не бывае!
Не замерзьні, глядзі! Ты і сам Дзед-Мароз,
сіні нос для цябе не пытаньне,
сівізна ў бараду, а спыніцца – ня лёс.
Бачыш зорку? Загадвай жаданьне!
Загадай пра сябе, як Другі Прэзыдэнт,
каб бацькоў сваіх слухалі дзеткі;
каб каханкі ня зьмерзьлі на вуліцы ўшчэнт,
пад футэркам хаваючы кветкі;
Міколай-кансьпіратар, стары дысыдэнт,
падарункі схаваў у шкарпэткі
і, чытаючы верш за калядны прэзэнт,
не зваліўся ніхто з табурэткі.

promo kilgor_trautt april 30, 2009 23:56 10
Buy for 100 tokens
Австралийские хроники. Part I. Позвоните родителям Австралийские хроники. Part II. Shark attack Австралийские хроники. Part III. Театр Австралийские хроники. Part IV. Sydney Festival 2009 Австралийские хроники. Part V. Две святыни Сиднея Австралийские хроники. Part VI. День Австралии…

сильный
kilgor_trautt

2009. Итоги. Общее и частное

Не могу сказать, что этот год как-то кардинально отличался от других годов, прожитых мной в последний пятилетний период. И все же нюансы были – и в творческом плане, и в социальном. Благо, ничего нового не произошло в семейном плане.

Семья
Моя любимая жена меня все так же любит, равно как и я ее. Моя жена – это идеал женщины, а поэтому единственное, чего хочется в будущем – чтобы она и дальше меня любила.

Дочери растут, и в январе одной стукнет 16, а второй – 11. Временами меня распирает чувство гордости за произнесенные ими шутки или за какие-то здравые рассуждения, подчас не соответствующие их юному возрасту; иногда я мечу громы и молнии из-за того, что они не могут внятно сформулировать свои жизненные приоритеты; частенько балую... Мы стараемся возить их везде с собой, и в среднем они посещают за год 5-10 стран. В этом году они так же интенсивно изучали мир, но я очень жалею, что они не были с нами в Руанде, – подобные путешествия здорово сказываются на формировании мировоззрения, и они необходимы в юном возрасте, когда ответы на вопросы ты можешь видеть, а не только слышать.

В декабре мне впервые за два года приснилась мама, после ухода. Мне все больше ее не хватает, хоть я и купаюсь в любви папы, тещи и тестя. На протяжении всего года папа делал пельмени, которые мы всей семьей уплетаем сотнями; тесть встречал из поездок в коридоре с подносиком, на котором традиционно стоит запотевшая рюмка со сливовицей и лежит бутербродик с семгой или салом; теща по-прежнему исполняла все наши кулинарные пожелания и несла на своих плечах многочисленную семью.

Пожалуй, единственное, чего не случилось в прошедшем году, о чем стоит жалеть – семья не стала больше. Пример Славки Дурненкова или Андрея Санникова подсказывает, что увеличивать семью стоит, и делать это нужно, невзирая на кризисы, работу или творческие планы.

В сентябре мы с Наташей во второй раз расписались в Лас-Вегасе, и поняли, что готовы делать это еще и еще.

Театр
Пожалуй, это был один из самых интенсивных годов за всю историю существования «Свободного театра». Мы выступили на пяти континентах – в Европе, Австралии, Америке, Азии, Африке. В нескольких странах впервые: в Австралии, Италии, Испании, Швейцарии, Норвегии. Впервые презентовали театр в Руанде и Японии.

Пожалуй, самыми незабываемыми стали гастроли в Австралии. Месячный тур сопровождался потрясающей критикой, безоговорочными аншлагами. Впервые во время тура Наташа разменяла цифру 100 – за месяц гастролей она дала 107 интервью.

Странный альянс Руанды и Италии определил творческие ориентиры на будущий год. Поездка в Руанду, которая поначалу казалась сплошной авантюрой, дала такой мощный толчок в творчестве, который вряд ли сможет перебить даже глобальный международный проект, который мы начинаем готовить совместно со Штуттгартским театром.

Выход на глобальные проекты стал очевидным после февральской премьеры в Швеции, где мы выпустили трехчасовой блокбастер Eurepica.Challenge. Наташа провела фантастическую маркетинговую бомбардировку мэрии Лунда, я как мог постарался в работе над текстами 14-и драматургов, а Володя Щербань превратил каждый фрагмент спектакля в маленький шедевр. В итоге мы получили потрясающий спектакль и неоценимый опыт работы над глобальными проектами. Проект Eurepica.Challenge продолжит свою жизнь осенью следующего года, когда его ждет большой тур по Швеции и участие в нескольких фестивалях, а мы, получив отличную критику, теперь запустимся сразу с двумя большими международными проектами, в которых захватим в свой круг целый букет звезд мирового театра.

К слову, Володя, под занавес года сделал нам и себе еще один подарок – «Цветок для Пины Бауш». Потрясающий по искренности спектакль о нереализованных поступках и утраченных возможностях оказался как нельзя кстати для нашей горемычной страны.

Драматургия
К сожалению, мне не удалось завершить в этом году ни одной из больших пьес. Причин тут несколько: переизбыток административной и теоретической работы; педагогические проекты, отнимающие большое количество времени; безумное количество перелетов и сыгранных спектаклей. Небольшим утешением может явиться факт того, что удалось добиться 100-процентной результативности постановок написанных текстов. Один из них – «Разговор» – блестяще поставлен Щербанем в спектакле Eurepica.Challenge, а второй написанный текст – «Свяжи меня нежно» – с успехом идет на сцене театра Comedie de Saint-Etienne.

Начало следующего года будет проходить целиком и полностью под знаком драматургии. Я планирую завершить свой бродвейский проект, к которому написано три сцены; закончить работу над пьесой «Гость», работа над которой с переменным успехом движется на протяжении трех лет; начать работу над пьесой, которой постараюсь сам себя удивить. Пожалуй, большинство драматургических планов в следующем году связано с Америкой, где внятно проявился интерес со стороны крупных театральных специалистов.

Педагогика
Театральная лаборатория Fortinbras, которую мы создали накануне прошлого года, потихоньку дает результаты, но не в тех объемах, в которых нам бы хотелось. За прошедший год стало очевидно, что даже молодые и даровитые белорусы поражены теми же заболеваниями, которыми больно все общество – леность ума, инфантилизм и отсутствие амбиций, подкрепленных профессиональной подготовкой. Это особенно ярко проявилось на контрасте с американскими студентами, во время нашей работы в Калифорнийском институте искусств. Американские студенты разрушили все стереотипы, которыми их зачастую награждают европейцы – они оказались трудолюбивыми, потрясающе энергетичными, мобильными и креативными.

В Fortinbras перед самым Новым годом мы провели еще один плановый набор, расширив группу до традиционных десяти человек. Боюсь что-либо прогнозировать, но мне кажется, что «просеяв» без малого за два года через студию около трех десятков человек, на выходе мы получим в лучшем случае трех неплохо подготовленных актеров. Не знаю, стоит ли овчинка выделки, когда привозишь в течение года лучших преподавателей со всего мира, а результативность 1:10 практически не меняется. Именно в следующем году мы примем решение о том, останется ли Fortinbras в том виде, в котором существует сейчас.

Социум
Чуда не произошло и в этом году – мы по-прежнему живем в говне: с окончательно выжившей из ума властью, трусливыми в своем абсолютном большинстве согражданами, извращенными представлениями о добре и зле и катастрофически невнятной перспективой. Прошедший год лишь умножил все эти пороки в несколько раз.

Именно в прошедшем году я понял, что на родине я уже абсолютно чужой человек. И дело не только и не столько в том асоциальном существовании, в котором нас вынуждает жить власть, а еще и в том, что людей, с которыми можно говорить «на одном языке», стало чудовищо мало.

Потери и приобретения
Друзья уходят. Одни логично, по времени, «согласно выслуженному сроку»; другие – вопреки логике, на взлете... Петя Вайль ушел тогда, когда был очень нужен; Валера Карманович – вызвав недоуменный вздох; десяток тех, с кем был знаком, но не поддерживал отношений – со странной отстраненностью... Смертей было много в прошедшем году. Очень много. Слишком много...

Друзья приходят. Они появляются в жизни вопреки расхожему мнению, что с возрастом их становится все меньше. У меня – все больше. Некоторые просто переходят из статуса друзей в статус родных людей, если не сказать родственников.
Том Стоппард, ставший нам с Наташей «третьим папой», каждую минуту знает где мы находимся и чем заняты, ругает за наплевательское отношение к здоровью, а мы отвечаем ему взаимностью, отчитывая за то, что он относится к своему здоровью не менее халатно. В этом году наши отношения перешли в какое-то новое качество, пока до конца не осознанное, но чрезвычайно трогательное.
Оля и Джо Прокторы – очаровательная семья, живущая в Лондоне, которая стала нам роднее многих родственников. Их дом – один из немногих домов, где никогда не возникает вопроса «не мешаю ли я хозяевам?». Познакомились мы два года назад, но отношения здорово развились в 2009-м, за что я этому году очень благодарен.
Ваня Нави с женой Светой, живущие в Израиле – совершенно новый для меня опыт дружбы, подаренный новыми коммуникациями – возможность иметь друга, которого никогда не видел вживую. Всегда помню, что он ждет нас в Израиле.
Алессандро Винченци – наш итальянский друг, фоторепортер, в прошлом врач, с которым встретились в этом году, а ощущение, что знали друг друга сто лет.
К счастью, я могу долго перечислять людей, с которыми свела жизнь, и не разводит.

Впечатления и осмысления
За прошедший год я осознал глубину той пропасти, которая лежит между мной и театром. Театром в самом широком понимании этого слова. Я понял, что 98% спектаклей, которые я смотрю, мне глубоко не интересны. Впервые я это остро ощутил весной, на традиционном вручении театральной «Премии Европы», где не смог досмотреть до конца ни один из пяти спектаклей, на которые сходил. Но это разговор отдельный, и очень подробный, к которому я вернусь в течение ближайшего месяца.

Из театральных впечатлений этого года могу выделить только «Липсинк» Робера Лепажа, который увидел в январе в Сиднее. Собственно, Лепаж остался одним из немногих режиссеров, чье творчество привлекает мое внимание. Еще могу назвать тех, к кому сохраняю устойчивый интерес: Ариана Мнушкина, которая этот год провела в активном молчании, разрабатывая новый проект; «Римини Протокол», с которыми жизнь сводит все плотнее, и будет удивительным, если мы не родим что-то совместное; Володя Щербань, который театрально взрослеет и матереет от спектакля к спектаклю, все глубже погружаясь в саму суть театра; Марк Равенхилл, который сегодня мне интересен тем, как движется в англоязычном пространстве, меняя статус и имидж на пути к сонму бессмертных. Пожалуй за творчеством еще трех-четырех коллективов и людей как-то следил в этом году, но в этом году они мало что предложили.

С Робером Лепажем связано еще одно мое яркое впечатление года – его постановка «КА» в Цирке ДюСолей, которую я посмотрел в Лас-Вегасе. Театральный экспериментатор смог разобраться со 170-миллионным бюджетом, создав беспрецедентное шоу.

Из ярких впечатлений могу еще выделить две встречи с Вацлавом Гавелом, ставшие уже традиционными, и встречу со Стивеном Спилбергом у него в студии.

Еще было больше 80-и взлетов и посадок, полсотни отелей, несколько десятков сценических площадок, пара сотен интервью и сколько-то тысяч зрителей.

От 2010 жду любви со стороны моей семьи, отсутствия предательства со стороны друзей и хорошего здоровья. Остальное – мелочи.