сильный

kilgor_trautt

kilgor_trautt

такие дела


Previous Entry Share Next Entry
сильный
kilgor_trautt

Наталья Радина. Затянувшийся побег

Наталья Радина
Крутой маршрут

После вынужденного побега из Беларуси мой путь в Европу длился ровно 4 месяца.

Эти месяцы казались мне бесконечными, потому что нет ничего утомительнее ожидания, к тому же в условиях изоляции. Сразу приношу извинения за информацию, которая появилась в первые дни после моего исчезновения, - о том, что я нахожусь в лагере для беженцев в одной из стран Евросоюза. Конечно, ни в каком лагере я не могла быть так долго, тем более не называя страну своего пребывания.

Такой длительный путь объясняется просто – после полутора месяцев в тюрьме КГБ мне не вернули паспорт. Хотя это совершенно незаконно – при освобождении под подписку о невыезде до суда обвиняемому обязаны вернуть его документы. Но белорусский КГБ, как известно, всегда плевал на законность.

Накануне моего вызова на допрос в Минск мне очень четко дали понять, что сайт charter97.org решено заткнуть раз и навсегда. После освобождения из СИЗО КГБ мне постоянно угрожали возвращением в камеру «американки», поскольку было очевидно, что арест и последующее давление не оказало на меня должного эффекта, и сайт продолжал оставаться независимым. Моя «вина» к тому же усугублялась принадлежностью к команде кандидата в президенты Андрея Санникова. А с людьми, которые работали с этим кандидатом в президенты, как известно, режим Лукашенко расправился самым жестоким образом.

Собственно, сама тюрьма меня не очень-то и пугала. Страшнее было другое – совершенно ясно, что в Беларуси мне не дадут работать никоим образом. Это стало понятно еще в марте 2010 года, после разгрома офиса сайта и первого уголовного дела. Потом последовало второе, третье и, наконец, четвертое – за события 19 декабря 2010 года. Помню, как полковник КГБ грозил мне 5 годами тюрьмы только за публикацию призывов кандидатов в президенты мирно протестовать на площади против фальсификации итогов выборов. Отягчающим обстоятельством была, как он выразился, моя «отмороженность» - не хотела сотрудничать с так называемым следствием, проще говоря, «стучать» и писать прошения Лукашенко.

То, что они не оставят меня в покое, стало ясно и после выхода из тюрьмы, в ссылке в Кобрине. После каждой критической статьи в дом моих родителей приезжала милицейская машина и везла в местное отделение КГБ, где мне грозили немедленным возвращением на тюремные нары.

Так что, когда мне позвонил следователь и приказал явиться на допрос в Минск, думала я ровно полторы минуты. Это был шанс покинуть территорию Кобрина. Уведомив участкового милиционера, что я уезжаю на допрос в столицу, вечером 30 марта я села на поезд Брест-Минск. В час ночи я сошла на станции «Лунинец», где у поезда самое длительное время стоянки и пассажиры обычно выходят в буфет. На вокзале меня встретили друзья, и я уехала на машине в Москву. 1 апреля я уже была за пределами Беларуси и очень рада, что смогла таким образом поздравить белорусских чекистов с их профессиональным праздником.

Естественно, открыто объявиться в России я не могла. Белорусские власти тут же потребовали бы моей выдачи. Возможен был и другой, более неприятный вариант. Давно известно, как белорусские спецслужбы негласно работают на территории РФ. Отсутствие границ позволяет им похищать людей на улицах Москвы, оформляя задержание уже на территории Беларуси. Так, по информации правозащитников, произошло весной этого года с анархистом Игорем Олиневичем, которого позже приговорили к 8 годам лишения свободы.

В Москве сразу возникла проблема получения документов, поскольку я не могла легально покинуть территорию России.

Я обратилась за помощью в Управление верховного комиссариата ООН по делам беженцев в РФ. Прошла все необходимые формальные процедуры, и, поскольку мое дело было хорошо документировано, вопрос о моем переселении в третье государство был рассмотрен в приоритетном порядке. Хотя эти месяцы были для меня одними из самых трудных в жизни, грех жаловаться. Обычно такая процедура длится до двух лет.

О моем пребывании в России знали отдельные правозащитники и политики, которые оказывали мне всевозможную поддержку. Человеком, который мне больше всего помог непосредственно в Москве, была член Совета по правам человека при президенте РФ, председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. Возглавляемая Светланой Алексеевной организация, на мой взгляд, сегодня является наиболее эффективной правозащитной структурой России. Она реально спасает людей. Это я видела, когда заходила в маленькой подвальчик на Долгоруковской, где располагается «Гражданское содействие». Огромное число беженцев из Афганистана, Таджикистана, Узбекистана и других неблагополучных стран идут за помощью именно туда. И хотя их в сотни раз больше, чем сотрудников этой правозащитной организации, каждому оказывается поддержка.

Я также благодарна за поддержку организации «Freedom House» и ее руководителю Дэвиду Креймеру, главному редактору российской «Новой газеты» Дмитрию Муратову, бывшему министру иностранных дел Словакии Павлу Демешу, сотруднику Немецкого фонда Маршалла Йоргу Форбригу, организации «Международная амнистия» и члену ее международного секретариата Фредерике Бир, депутату Европарламента Марилуизе Бек, Комитету защиты журналистов и координатору Европейской и Центрально-Азиатской программы Нине Огняновой и многим другим людям, фамилии которых я не могу назвать. Весь этот механизм помощи запустили мои друзья Наталья Коляда, Ирина Богданова, Николай Халезин, Ирина Красовская, Павел Селин, Федор Павлюченко и Павел Маринич.

Еще я благодарна российским властям за то, что, несмотря на «союзные» договоренности и сотрудничество спецслужб обеих стран, они меня не выдали Беларуси.

И очень признательна читателям сайта, которые оставались с нами все это тяжелое время. В условиях изоляции меня очень сильно поддерживали ваши комментарии.

Все эти 4 месяца я жила в квартире своих московских друзей, продолжала работать редактором сайта charter97.org и старалась не появляться в публичных местах.

После признания меня беженцем по линии ООН, первым государством, которое оказало мне международную поддержку, стали Нидерланды. 28 июля, после оформления проездных документов, я вылетела из Москвы в Амстердам. Я очень благодарна Нидерландам за свое спасение, но через три дня я уехала в Литву. После президентских выборов сайт charter97.org был зарегистрирован в этой стране, здесь находится мой коллектив, и полноценно выполнять свои функции редактора я могу сегодня только в Вильнюсе. 4 августа я попросила политического убежища в Литве.

За все эти месяцы я на своей шкуре испытала, что такое быть беженцем. И могу прямо сказать – завидовать нечему. Я никогда бы не уехала из Беларуси, если бы, как пел Высоцкий, не «обложили» со всех сторон. Поэтому пришлось отвечать, как я считаю нужным. Играть по правилам, которые сегодня установил в Беларуси КГБ, я не собираюсь. Затравленно мчаться на выстрел не в моем характере, и потому «попробовала через запрет».

Уверена, что на родину я вернусь очень скоро, и мой белорусский паспорт мне вернут новые демократические власти страны.
Оригинальный материал - здесь.


Литва, конечно, хорошо, а Вильнюс в особенности. Гипер "Акрополис" со своим огромнейшим ассортиментом и скидками. Только в этом городе есть одна госпожа, по фамилии Грибаускайте, которая может кое-кому позвонить и сказать адрес проживания уважаемого автора статьи. После этого она(автор) может вмиг оказаться по знакомому ей адресу в Минске.
А если нынешний банковский скандал в Литве поможет быстро Д.Грибаускайте уйти со своего поста, то звонков не будет и все получат то, что хотят, в т.ч. и политическое убежище.

Грибаускайте никуда не уйдет. они даже министра юстиции в отставку не отправят -- знают, что общественное мнение за них. сегодня литовцы плохо переносят разговоры о белорусских политбеженцах -- "самим работать негде".

Izvini, Nikolaj, no kak vsehda skazhu, chto dumaju. Kak-to uzh cherezchur mnoho familij i zapredel'no podrobnoj informacjii. Natasha hotela pokazat', kakja ona krutaja ? Esli da, to eto bylo javno lishnim - sapienti sat, kak hovoritsia. A vot schemu svoeho pobeha ot KGB Belarus ona raskryla polnost'ju. Oblehchaem zhizn' Gestapo ? ...

Наташа поблагодарила людей, которые конкретно, не "вообще", а конкретно занимались этим вопросом. у каждого из этих людей она спросила персонально "могу ли я вас публично поблагодарить?". несколько человек попросили не упоминать их фамилии -- она не упомянула. рассказать подробно обо всем нет возможности -- это может нанести ущерб другим людям. но скажу тебе честно -- несколько раз все было на волосок от провала, и второе: занимались вопросом ее транспортировки перечисленные (и не только) люди -- ежедневно. и хватало там истерик, криков, угроз, плача - всего. накручивать Наташке популярность -- смешно. ей и так занимались персонально глава Госдепартамента и все ее замы -- об этом она из скромности умолчала. а как еще благодарить людей, которые бились за тебя, зачастую ставя под угрозу свои добрые отношения с другими людьми.

тему побега она раскрыла далеко не полностью -- она лишь подтвердила официальную информацию КГБ, которые обнародовали факт того, что она сошла в Лунинце.

Edited at 2011-08-08 02:46 pm (UTC)

Какое разнообразие мнений, пусть и не однозначных...

kaliadzich

2011-08-08 03:29 pm (UTC)

Понятно, что есть разные мнения по этому поводу. Можно обратить внимание и на противоположные взгляды на эту тему здесь:(а можно и не обращать)-
http://ru.delfi.lt/news/politics/belorusskaya-zhurnalistka-poprosila-u-litvy-politicheskogo-ubezhischa.d?id=48361953&com=1

Re: Какое разнообразие мнений, пусть и не однозначных...

(Anonymous)

2011-08-08 08:14 pm (UTC)

Ничего личного... имхо DELFI русскоязычная словесная помойка в Прибалтике.

Мне показалось, что ее благодарность могла быть в несколько иной,наверное, не в такой пафосной что ли форме. Сам ведь признаешь, что мы находимся в состоянии войны. А на фронте не до пафоса и надо всегда помнить, что мы не последние, за нами также были и будут люди, которым может придеться решать схожие задачи. Это не упрек, а рассуждение

да она и так просто сказала спасибо. я бы еще бутылку "Samane" послал. это тяжело представить, когда Дэвид Креймер, в его положении и с его загруженностью, занимается твоей персональной проблемой по 5 раз на дню, обсуждая вопрос то в Госдепе, то в комитете оон, то с мидами государств. а перепоручить не может, поскольку рядовых сотрудников его структуры слушать в таких кабинетах не будут. и что плохого, что она сказала им всем спасибо? по-моему, это норма жизни. во всяком случае, больше она сделать не могла, а меньше -- тоже.

может быть ты и прав

она ведь только лишь перечислила их, без приукрас и заискиваний. так и я в книжках своих благодарю)

она ведь только лишь перечислила их, без приукрас и заискиваний. так и я в книжках своих благодарю)

You are viewing kilgor_trautt